•  

    аборт, мини аборт, контрацепция

     

    Беременность и аборты

     

    ( ЗА ЗАПРЕТ АБОРТОВ: О стратегии законодательной защиты жизни — пример Польши 0 голосов: 0 из 5 )

    ЗА ЗАПРЕТ АБОРТОВ: О стратегии законодательной защиты жизни — пример Польши

    25.08.2013

    Марек ЮрекМарек Юрек — поль­ский кон­сер­ва­тив­ный поли­тик, один из самых после­до­ва­тель­ных защит­ни­ков жиз­ни на поль­ской поли­ти­че­ской сцене. В 1991–1993 г.г. был одним из глав­ных бор­цов за зако­но­да­тель­ную защи­ту жиз­ни. В 2007 г. сло­жил с себя пол­но­мо­чия пред­се­да­те­ля Сей­ма и вышел из пра­вя­щей пар­тии из-за пози­ции по запре­ту абор­тов. Юрек создал свою пар­тию «Пра­вые Силы Речи Поспо­ли­той», бес­смен­ным лиде­ром кото­рой явля­ет­ся по сей день.

    Интер­вью с Маре­ком Юре­ком. Вар­ша­ва, 25 июля 2013 г. (пере­вод: Павел Бызов asso.czm(sobaka)yandex.ru)

    Марек ЮрекМарек Юрек (Marek Jurek) — поль­ский кон­сер­ва­тив­ный поли­тик, один из самых после­до­ва­тель­ных защит­ни­ков жиз­ни на поль­ской поли­ти­че­ской сцене. В 1991–1993 г.г. в соста­ве пар­тии «Хри­сти­ан­ское Народ­ное Объ­еди­не­ние» был одним из глав­ных бор­цов за зако­но­да­тель­ную защи­ту жиз­ни. В 2007 г. сло­жил с себя пол­но­мо­чия пред­се­да­те­ля Сей­ма и вышел из пра­вя­щей пар­тии «Закон и Спра­вед­ли­вость» после того, как зако­но­про­ект, вно­ся­щий в кон­сти­ту­цию Поль­ши поло­же­ние о защи­те жиз­ни с момен­та зача­тия, был отверг­нут Сей­мом (набрав все­го 269 голо­сов вме­сто 296). Юрек создал свою пар­тию «Пра­вые Силы Речи Поспо­ли­той», бес­смен­ным лиде­ром кото­рой явля­ет­ся по сей день.

    Павел Бызов: Гос­по­дин Юрек, в Поль­ше с 7 янва­ря 1993 г. при­нят закон, защи­ща­ю­щий пра­во на жизнь до рож­де­ния. Рас­ска­жи­те про фор­ми­ро­ва­ние обще­ствен­ной под­держ­ки для это­го законопроекта.

    Марек Юрек: В Поль­ской Народ­ной Рес­пуб­ли­ке абор­ты были раз­ре­ше­ны в 1956 г. (для срав­не­ния — в Совет­ской Рос­сии в 1920 г., в Вен­грии в 1956 г. — ПБ). Все поли­ти­че­ски актив­ные хри­сти­ане все­гда были про­тив зако­на, раз­ре­ша­ю­ще­го абор­ты. Хри­сти­ан­ская обще­ствен­ность выра­жа­ла про­тест в един­ствен­ной легаль­ной фор­ме — пода­чи пети­ций и мас­со­вых сбо­ров под­пи­сей. Мож­но ска­зать, этот закон все­гда был на повест­ке граж­дан­ско­го несо­гла­сия хри­сти­ан. К тому же в поль­ском Сей­ме вре­мен ПНР было посто­ян­но око­ло 10–15 пред­ста­ви­те­лей като­ли­че­ских объ­еди­не­ний. Актив­ную про­по­ведь в защи­ту жиз­ни сре­ди мед­ра­бот­ни­ков вели гла­ва поль­ских като­ли­ков кар­ди­нал Вышин­ский, и зна­мен­тиый про­по­вед­ник ксендз Ежи Попе­луш­ко. При хра­мах рабо­та­ли семей­ные кон­суль­та­ции и про­во­ди­лись обя­за­тель­ные кур­сы для моло­до­же­нов. Свою роль сыг­ра­ло и като­ли­че­ское дви­же­ние «Свет-Жизнь» (поль­ское обнов­лен­че­ское дви­же­ние в Като­ли­че­ской Церк­ви, осно­ван­ное в кон­це 50-тых годов — прим. ПБ). Кар­ди­нал Вой­ты­ла тоже был вос­пи­тан в этой атмо­сфе­ре. Став пон­ти­фи­ком Иоан­ном Пав­лом Вто­рым, он пере­нес этот про­тест про­тив легаль­но­сти абор­тов на обще­ка­то­ли­че­ский уро­вень. Като­ли­че­ская Цер­ковь, имея опре­де­лен­ный поли­ти­че­ский вес, защи­ща­ла обще­ствен­но-поли­ти­че­скую сво­бо­ду, но при этом защи­ща­ла и пра­во нерож­ден­ных детей на рож­де­ние. В резуль­та­те, прак­ти­че­ски все участ­ни­ки анти­ком­му­ни­сти­че­ской оппо­зи­ции, кото­рая при­шла к вла­сти в 1989 г., были вынуж­де­ны если не под­дер­жи­вать, то хотя бы ува­жать пози­цию като­ли­че­ской Церк­ви по вопро­су защи­ты жизни.

    Наши про­тив­ни­ки любят утвер­ждать, что яко­бы про­по­ведь пра­ва на жизнь в част­но­сти и рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния в целом вызы­ва­ет оттор­же­ние, уси­ли­ва­ет раз­но­гла­сия в обще­стве и не дает ника­ко­го кон­струк­тив­но­го резуль­та­та. В реаль­но­сти же — как раз наобо­рот. С нача­ла 90-тых, еще во вре­мя обще­ствен­но­го обсуж­де­ния зако­но­да­тель­ной защи­ты жиз­ни, мы наблю­да­ли очень любо­пыт­ное явле­ние — по резуль­та­там соцо­про­сов все­гда, когда ведет­ся актив­ная борь­ба за пра­во на жизнь, обще­ствен­ная под­держ­ка для пра­ва на жизнь уси­ли­ва­ет­ся. Борь­ба пре­кра­ща­ет­ся — под­держ­ка пада­ет. В целом, за вре­мя дей­ствия Зако­на 1993 года мы наблю­да­ем устой­чи­вый рост под­держ­ки для защи­ты жиз­ни. Так что несо­мнен­но закон 1993 года при­вел к устой­чи­вым изме­не­ни­ям в обще­ствен­ном созна­нии, в культуре.

    По дан­ным опро­сов Цен­тра Иссле­до­ва­ния Обще­ствен­но­го Мне­ния (CBOS) 3–4‑летней дав­но­сти, самые убеж­ден­ные сто­рон­ни­ки пра­ва на жизнь — это моло­дые семей­ные жен­щи­ны с дохо­дом ниже сред­не­го. Самые убеж­ден­ные про­тив­ни­ки пра­ва на жизнь — состо­я­тель­ные оди­но­кие муж­чи­ны 30–40 лет. В 90-тых наши­ми про­тив­ни­ка­ми озву­чи­ва­лись дема­го­ги­че­си­кие идеи вро­де рефе­рен­ду­ма сре­ди жен­щин. Вполне воз­мож­но, что мы одер­жа­ли бы побе­ду в таком референдуме.

    Павел Бызов: Мож­но ли попы­тать­ся разо­брать поль­ское дви­же­ние в защи­ту жиз­ни 80-тых и нача­ла 90-тых годов на ком­по­нен­ты? Бла­го­да­ря Като­ли­че­ской Церк­ви суще­ство­ва­ла бла­го­при­ят­ная сре­да, некий общий фон, но може­те ли Вы пере­чис­лить осо­бен­но актив­ные груп­пы, дей­ствия кото­рых име­ли реша­ю­щее значение?

    Марек Юрек: Несо­мнен­но, вра­чи, вся сре­да защит­ни­ков жиз­ни, а так­же поли­ти­ки. Я уже упо­ми­нал про послов Сей­ма. В резуль­та­те пер­вых частич­но демо­кра­ти­че­ских выбо­ров в Сейм в 1989, 99% воз­мож­ных ман­да­тов полу­чи­ли кан­ди­да­ты «Соли­дар­но­сти» (проф­со­юз, создан­ный в 1980 г. из завод­ских ста­чеч­ных коми­те­тов, кото­рый вско­ре пре­об­ра­зо­вал­ся в мас­со­вое оппо­зи­ци­он­ное дви­же­ние с ок. 10 млн чле­нов — ПБ). В Сей­ме «удар­ной силой» дви­же­ния за жизнь была пар­тия «Хри­сти­ан­ское Народ­ное Объ­еди­не­ние». Обсуж­де­ние пред­ла­га­е­мых зако­но­про­ек­тов про­дол­жа­лось при нашем актив­ном уча­стии почти 2 года. Мы успе­ли добить­ся при­ня­тия зако­но­про­ек­та нака­нуне оче­ред­ных выбо­ров в 1993 г. После выбо­ров, при новом рас­кла­де сил, у нас бы вряд ли это полу­чи­лось. Пола­гаю, что и вам, в Рос­сии, не поме­ша­ло бы создать про­лай­фер­скую пар­тию… Что каса­ет­ся юри­стов и судеб­ной сре­ды, они сыг­ра­ли свою роль в Чрез­вы­чай­ной Комис­сии, создан­ной в 1992 для рабо­ты над зако­но­про­ек­том о защи­те жиз­ни, а так­же потом, когда пост­ком­му­ни­сты, при­дя к вла­сти в 1996 г., лега­ли­зо­ва­ли абор­ты по соци­аль­ным пока­за­ни­ям. В 1997 г. Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд про­пор­ци­ей голо­сов то ли 9 к 3 то ли 10 к 2 поста­но­вил о некон­сти­ту­ци­он­но­сти вне­сен­ных изме­не­ний, и отме­нил соци­аль­ные пока­за­ния к абортам.

    Павел Бызов: Как вы доби­лись зако­но­да­тель­ной защи­ты жиз­ни в Поль­ше? Рас­ска­жи­те про стра­те­гию и так­ти­ку действий.

    Марек Юрек: Во-пер­вых, век­тор воз­дей­ствия — был направ­лен сни­зу вверх, через обще­ствен­ную ини­ци­а­ти­ву. Это дава­ло воз­мож­ность дей­ство­вать вопре­ки усто­яв­ше­му­ся «офи­ци­аль­но­му» обще­ствен­но­му мне­нию, заод­но мы достиг­ли высо­кой спло­чен­но­сти рядов. Дли­тель­ное про­ти­во­дей­ствие сопро­тив­ле­нию раз­ных сил фор­ми­ру­ет харак­те­ры и обес­пе­чи­ва­ет устой­чи­вость убеж­де­ний. Мож­но ска­зать, что мало­чис­лен­ность и некая раз­роз­нен­ность, раз­но­шерст­ность, кото­рые мож­но отне­сти к сла­бо­стям ини­ци­а­тив «снизу»-одновременно явля­ют­ся их силой.

    Во-вто­рых, необ­хо­ди­ма тща­тель­ная юри­ди­че­ская под­го­тов­ка пред­ло­же­ний и аргу­мен­та­ции. Тут при­ме­ни­мы два вида аргументов:

    1.​ есте­ствен­ные аргу­мен­ты (т. е. взы­ва­ю­щие к сочув­ствию и «обще­че­ло­ве­че­ским» иде­ям спра­вед­ли­во­сти и солидарности);

    2.​ аргу­мен­ты хри­сти­ан­ской мора­ли (нор­ма хри­сти­ан­ской мора­ли «не убий» — нет при­чи­ны НЕ напо­ми­нать людям, что они обя­за­ны ей следовать).

    В тре­тьих, необ­хо­ди­ма пар­ла­мент­ская настой­чи­вость — лоб­бист­ская груп­па в пар­ла­мен­те долж­на быть гото­ва ско­рее не к одно­му побед­но­му сра­же­нию, а к посто­ян­ной защи­те сво­их пози­ций. При этом нуж­но учи­ты­вать сле­ду­ю­щие линии сопротивления:

    1.​ аргу­мен­ты из обла­сти нрав­ствен­ной анар­хии (такие как «мое тело — мое дело», «делаю, что хочу», «зачем пло­дить нище­ту» и т.д.);

    2.​ аргу­мен­ты либе­раль­ных като­ли­ков (они выра­жа­ли пози­цию: сто­ит вве­сти закон, защи­ща­ю­щий жизнь, но толь­ко при нали­чии кон­сен­су­са в обще­стве, не ценой рас­ко­ла в обще­стве, т.е. согла­сие важ­нее зако­но­да­тель­ной защи­ты жизни);

    3.​ аргу­мен­ты кон­сер­ва­то­ров-праг­ма­ти­ков: пер­вые и вто­рые не пра­вы, т. к. мораль­ная анар­хия само­убий­ствен­на, а пол­но­го еди­но­мыс­лия в обще­стве достичь невоз­мож­но, но в дан­ном исто­ри­че­ском момен­те (созда­ние ново­го, демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства) есть зада­чи при­о­ри­тет­нее запре­та абор­тов. Надо ска­зать, что это лож­ный аргу­мент, пото­му что чем труд­нее, дра­ма­тич­нее ситу­а­ция в обще­стве, тем оче­вид­нее тот факт, что обще­ствен­ный поря­док начи­на­ет­ся имен­но с обес­пе­че­ния пра­ва на жизнь.

    В обще­ствен­ном обсуж­де­нии аргу­мен­ты пер­во­го рода объ­еди­ня­ли и моби­ли­зо­ва­ли сто­рон­ни­ков крайне левых и анар­хи­че­ских сил (пояс­не­ние — име­ют­ся в виду при­вер­жен­цы идей сек­су­аль­ной рево­лю­ции — ПБ), а аргу­мен­ты вто­ро­го рода — либе­ра­лов (в том чис­ле като­ли­ков). Аргу­мен­ты же тре­тье­го рода угро­жа­ли демон­та­жом рядов защит­ни­ков жиз­ни изнут­ри. Очень важ­но пом­нить об этих трех видах аргу­мен­та­ции, т. к. к ним при­хо­дит­ся воз­вра­щать­ся каж­дый раз, когда обсуж­да­ет­ся вопрос защи­ты жиз­ни. Боль­шую под­держ­ку ока­зы­вал нам пон­ти­фик Иоанн Павел Вто­рой, кото­рый силой сво­е­го лич­но­го авто­ри­те­та (и сила­ми всей Като­ли­че­ской церк­ви) помо­гал дви­же­нию За Жизнь про­ти­во­сто­ять этим внеш­ним и внут­рен­ним угро­зам. Под­держ­ка обще­при­знан­ных мораль­ных авто­ри­те­тов необ­хо­ди­ма. Думаю, это утвер­жде­ние спра­вед­ли­во и для России.

    Павел Бызов: Наши оппо­нен­ты запу­ги­ва­ют обще­ство мни­мой эпи­де­ми­ей под­поль­ных абор­тов, кото­рая яко­бы слу­ча­ет­ся после их запре­та. Это, конеч­но же, ложь. Хотя нару­ши­те­ли зако­нов есть все­гда: есть те, кто уби­ва­ют уже родив­ших­ся детей вопре­ки закону…

    Марек Юрек: В поль­ском зако­но­да­тель­стве есть пози­тив­ная фор­му­ли­ров­ка о запре­те дав­ле­ния на жен­щи­ну в вопро­се мате­рин­ства. Судеб­ных дел по это­му зако­ну очень мало, даже по срав­не­нию с дела­ми про­тив аборт­ма­хе­ров (а их десят­ки в год), т. к. сами жен­щи­ны ред­ко заин­те­ре­со­ва­ны в дове­де­нии дела до суда, а воз­мож­но­сти рас­сле­до­ва­ния этих дел огра­ни­че­ны. Тем не менее, нель­зя это поло­же­ние назвать неэф­фек­тив­ным, так как оно дает жен­щи­нам вполне ощу­ти­мую защи­ту от дав­ле­ния со сто­ро­ны, напри­мер, роди­те­лей или отца ребёнка.

    Когда люди ссы­ла­ют­ся на слу­чаи неле­галь­ных абор­тов в Поль­ше, я все­гда отве­чаю: а поче­му вы, зная о нару­ше­нии зако­на, ниче­го не пред­при­ня­ли? Когда поли­ция и про­ку­ра­ту­ра при­ни­ма­ют­ся за такие дела про­тив «каби­не­тов смер­ти», мы наблю­дем один и тот же спек­такль: из Сей­ма и из СМИ раз­да­ют­ся голо­са не в защи­ту закон­но­сти, а про­тив дей­ствий поли­ции. Они гово­рят: «Как мож­но вме­ши­вать­ся в лич­ную жизнь?!», «Как мож­но ста­вить жучки?!»

    Так что для успеш­ной защи­ты жиз­ни необ­хо­ди­мо фор­ми­ро­ва­ние хри­сти­ан­ско­го обще­ствен­но­го мне­ния. Сила демо­кра­ти­че­ско­го обще­ствен­но­го строя в том, что он вос­пи­ты­ва­ет в людях осо­зна­ние ответ­ствен­но­сти за пра­во­по­ря­док. Без обще­ствен­но­го мне­ния, кото­рое под­дер­жи­ва­ет закон, закон сам по себе не будет рабо­тать. В част­но­сти, при всех оче­вид­ных недо­стат­ках дей­ству­ю­ще­го зако­на, замет­но его поло­жи­тель­ное вли­я­ние на обще­ствен­ное мне­ние и на вра­чей. Пото­му что если некая про­фес­си­о­наль­ная груп­па задей­ство­ва­на в реа­ли­за­ции пра­ва на жизнь, то ее миро­воз­зре­ние меня­ет­ся. Это каса­ет­ся даже слу­ча­ев так назы­ва­е­мых «легаль­ных абор­тов». К при­ме­ру, в Поль­ше были недав­но 2 резо­нанс­ных слу­чая, когда несмот­ря на тре­бо­ва­ние суда, боль­ни­цы отка­зы­ва­лись совер­шать детоубийство.

    А про­бле­мы есть с гос­слу­жа­щи­ми и орга­на­ми пра­во­по­ряд­ка, кото­рые в доволь­но огра­ни­чен­ной сте­пе­ни участ­ву­ют в его реа­ли­за­ции. Напри­мер, у них отсут­ству­ет жела­ние реа­ги­ро­вать на объ­яв­ле­ния в прес­се, в скры­той фор­ме рекла­ми­ру­ю­щие дето­убий­ства. В целом, у них отсут­ству­ет жела­ние бороть­ся с кри­ми­наль­ным подпольем.

    Павел Бызов: В 1989 г. ПНР пре­кра­ти­ла свое суще­ство­ва­ние, обра­зо­ва­лось новое демо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство. В 1993 г. на волне пат­ри­о­ти­че­ско­го подъ­ема был при­нят закон, запре­ща­ю­щий абор­ты. Ана­ло­гич­ные пере­ме­ны мы наблю­да­ли недав­но в Вен­грии. Как вы дума­е­те, воз­мож­но ли было добить­ся запре­та абор­тов без сме­ны поли­ти­че­ско­го строя?

    Марек Юрек: Думаю, что при ком­му­ни­стах зако­но­да­тель­ная защи­та жиз­ни была бы невоз­мож­на. Ком­му­ни­сти­че­ская власть — это дехри­сти­а­ни­за­ция. В Поль­ше это было не так замет­но, т. к. косте­лы были все­гда пол­ные. Но эти люди не при­зна­ют мораль, досто­ин­ство чело­ве­ка, не при­зна­ют, что могут суще­ство­вать импе­ра­ти­вы, кото­рые выше про­пи­сан­ных в госу­дар­ствен­ных зако­нах. Мы сами с этим очень дол­го не сопри­ка­са­лись, т. к. рос­ли в като­ли­че­ских семьях. Толь­ко в 1989 году в резуль­та­те пар­ла­мент­ских выбо­ров обна­жил­ся реаль­ный рас­клад сил. Мы уви­де­ли, что зна­чи­тель­ная часть обще­ства — их еди­но­мыш­лен­ни­ки. Тогда ком­му­ни­сты при­вле­ка­ли сто­рон­ни­ков, экс­плу­а­ти­руя их силь­ное оттор­же­ние по отно­ше­нию к хри­сти­ан­ской циви­ли­за­ции. Для них даже свя­щен­ник на ТВ или воз­вра­ще­ние ули­це име­ни свя­то­го — всё это было немыс­ли­мым скан­да­лом, про­яв­ле­ни­ем кле­ри­ка­лиз­ма и т.д. Думаю, что при такой вла­сти про­лайф мог бы более или менее успеш­но вести свою про­по­ведь, взы­вать к сове­сти, но не смог бы добить­ся зако­но­да­тель­ной защи­ты жизни.

    При ком­му­низ­ме власть все­гда игра­ла в «отно­ше­ния» с Цер­ко­вью. Были пери­о­ды гоне­ний и отте­пе­ли, но в целом власть рас­смат­ри­ва­ла Цер­ковь как один из инстру­мен­тов. Так что Ваш вопрос сво­дит­ся к про­бле­ме искрен­но­сти хри­сти­ан­ско­го миро­воз­зре­ния вла­сти. Я опа­са­юсь, что и в Рос­сии пост­ком­му­ни­сти­че­ская власть будет оста­вать­ся в рам­ках воль­те­ри­ан­ской пара­диг­мы «вера для наро­да». В то вре­мя как вера долж­на стать смыс­лом жиз­ни, объ­еди­ня­ю­щим всех. Из веры долж­на рож­дать­ся ответ­ствен­ность для власть имущих.

    Павел Бызов: Гос­по­дин Юрек, огром­ное спа­си­бо за беседу!

    Марек Юрек: Спа­си­бо! Желаю рос­сий­ским защит­ни­кам жиз­ни тер­пе­ния и настойчивости!

    Коор­ди­на­тор Ека­те­рин­бург­ско­го отде­ле­ния Дви­же­ния “Вои­ны жиз­ни” Павел Бызов (asso.czm(sobaka)yandex.ru) выра­жа­ет бла­го­дар­ность послу Сей­ма Поль­ши от пар­тии PiS («Закон и Спра­вед­ли­вость») Яну Дзед­зи­ча­ку (Jan Dziedziczak) за помощь в про­ве­де­нии интервью.

    Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

    Комментарии

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Яндекс.Метрика