Обреченные на смерть

13.09.2014

Мария роди­ла ребён­ка, когда вра­чи гово­ри­ли ей, что она все рав­но умрёт. Сей­час она тихо гово­рит: «У меня совсем нет сил, а они мне так нуж­ны»… Исто­рия мате­рин­ской люб­ви из Рос­сий­ско­го онко­ло­ги­че­ско­го цен­тра име­ни Блохина.

Мария роди­ла ребен­ка, когда вра­чи гово­ри­ли ей, что она все рав­но умрёт. Сей­час она тихо гово­рит: «У меня совсем нет сил, а они мне так нуж­ны»… Исто­рия мате­рин­ской люб­ви из Рос­сий­ско­го онко­ло­ги­че­ско­го цен­тра име­ни Блохина. 

***

Может быть, при­ве­ден­ные ниже ана­ло­гии и срав­не­ния кому-нибудь пока­жут­ся стран­ны­ми, но они лишь дока­зы­ва­ют то, что про­бле­мы абор­тов, отно­ше­ния к жиз­ни и смер­ти, сво­бо­ды выбо­ра жиз­ни реша­ет­ся толь­ко в Боге, и толь­ко в хри­сти­ан­ской прав­де, при отвер­же­нии сво­е­го соб­ствен­но­го мне­ния о том, как, когда и кому жить, а кому умереть .
Кто борет­ся сего­дня за жизнь обре­чен­но­го на смерть нерож­ден­но­го? Мы зна­ем, что мил­ли­о­ны роди­те­лей борют­ся за то, как бы убить сво­е­го дитя за мини­маль­ную сто­и­мость. А вра­чи, эти новые биз­не­сме­ны кро­ва­вой гине­ко­ло­гии рыноч­ную сто­и­мость пыта­ют­ся обос­но­вать тем, что толь­ко у них сего­дня выпол­ня­ет­ся «без­опас­ный аборт», обзва­ни­вая ком­мер­че­ские абор­та­рии и про­во­дя мар­ке­тинг само­го деше­во­го дето­убий­ства. А как же ЖИЗНЬ нерож­ден­но­го? Она попи­ра­ет­ся узур­пи­ро­ван­ным пра­вом роди­те­лей и вра­чей решать: убить или не убить. По сути, это пра­во силь­но­го жесто­ко­го живот­но­го, кото­рое без про­блем может загрызть или заду­шить сво­е­го дете­ны­ша. Ведь он и писк­нуть в ответ не может: «Я хочу жить!» И даже, если бы нерож­ден­ные гово­ри­ли, их голос никто не захо­тел бы слы­шать. А ведь сего­дня мы гово­рим не о живот­ном мире, а о нас — кре­щен­ных в Пра­во­сла­вии людях. Но есть груп­па этих же людей с пра­во­слав­ным кре­стом на гру­ди, у кото­рых отно­ше­ние к жиз­ни по-хри­сти­ан­ски сми­рен­ное, диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ное про­аборт­но­му мне­нию людо­ед­ско­го обще­ства. Уве­ряю, что сво­им хри­сти­ан­ским отно­ше­ни­ем к жиз­ни и смер­ти они Вас удивят.
Вы може­те сами лег­ко этих людей  уви­деть и пого­во­рить с ними. Где? Во дво­ре баш­ни онко­цен­тра на Кашир­ке, 23. Вход в баш­ню похож на воро­та вхо­да в кос­ми­че­ский корабль. Кажет­ся, что на них золо­том выгра­ви­ро­ва­ны сло­ва: «Пре­тер­пев­ший до кон­ца, спа­сет­ся». В чем смысл этих слов? В том, что иду­щие на аборт делать не хотят: не хотят тер­петь пусть даже самые малые лише­ния ради сво­е­го ребен­ка, не хотят открыть свое серд­це Богу, ска­зав­ше­му чело­ве­че­ству: «Выбе­ри жизнь», но хотят жить по сво­ей воле, при­сва­и­вая себе пра­во вер­шить суды Божии, объ­яв­ляя вой­ну Богу. Ведь по сути абор­ты — это богоборчество.
Как долж­но отно­сить­ся к жиз­ни, как к нерож­ден­ной, так и к сво­ей? Такой хри­сти­ан­ский при­мер дают нам боль­ные раком. Они очень хотят жить, но хоро­шо зна­ют, что если будут пола­гать­ся толь­ко на свою волю, то могут пре­тер­петь еще боль­шие стра­да­ния. Вдруг жить даль­ше не полу­чит­ся, вдруг пред­сто­ит зав­тра или даже сего­дня при­кос­нуть­ся к тайне смер­ти? Поэто­му каж­дой кле­точ­кой сво­ей души они упо­ва­ют на Бога. В сво­ей душе, в самой глу­бине сво­е­го серд­ца они ищут точ­ку сми­ре­ния, где живёт бла­го­да­ре­ние Богу за всё, за нача­ло и конец, за жизнь или изле­че­ние. Или про­дле­ние жиз­ни для пока­я­ния. Имен­но там живет не отча­я­ние, а мир души, без кото­ро­го нести тяже­лый крест болез­ни невоз­мож­но, не впа­дая в отчаяние.
Ни один рако­вый боль­ной сво­е­го ребён­ка не убьет. Эти жен­щи­ны слиш­ком хоро­шо зна­ют цену жиз­ни. Она слиш­ком доро­го сто­ит, и по сво­ей вере они нико­гда не дер­за­ют при­кос­нуть­ся к ней. За эту жизнь рако­вые боль­ные уже запла­ти­ли сле­за­ми, болью и стра­да­ни­ем на кресте.
Мария С. роди­ла ребен­ка, когда вра­чи гово­ри­ли ей, что она все рав­но умрет от сар­ко­мы бед­ра и мла­ден­ца она, прак­ти­че­ски недее­спо­соб­ная, выно­сить не смо­жет. Аборт, толь­ко аборт — насе­да­ли на неё док­то­ра. Когда дав­ле­ние вра­чей, к кото­рым под­клю­чи­лись сотруд­ни­ки орга­нов опе­ки, ста­ло нестер­пи­мым, Маша уеха­ла за гра­ни­цу. Сего­дня её девоч­ке, кото­рую она назва­ла Надеж­дой, почти 3 года. К сожа­ле­нию, у Марии обна­ру­жи­ли новые мета­ста­зы в моз­гу. Она пере­нес­ла оче­ред­ной сеанс химио­те­ра­пии. Сей­час она тихо гово­рит: «У меня совсем нет сил, а они мне так нуж­ны». Про­сим помо­лить­ся за Марию и мла­ден­ца Надежду.
Поче­му люди, встре­тив­шись со смер­тью лицом к лицу, жизнь у сво­е­го ребен­ка нико­гда не отни­мут? И даже, когда вра­чи ста­вят вопрос: либо твоя жизнь, либо тво­е­го мла­ден­ца, они выбе­рут жизнь малы­ша. Пото­му что имен­но так посту­пил бы Хри­стос. В духов­ном про­стран­стве сво­е­го серд­ца сре­ди стра­да­ний и скор­бей, они встре­ти­ли Его и почув­ство­ва­ли Его любовь. Для рако­вых боль­ных Хри­стос — все­гда на кре­сте с рас­ки­ну­ты­ми от люб­ви к чело­ве­ку рука­ми. Поэто­му они зна­ют, что они — с Ним. Даже «если пой­дут через сени смерт­ные, не убо­ят­ся зла». Хри­стос все­гда с чело­ве­ком с само­го нача­ла и до само­го кон­ца. Тот, кто услы­шал одна­жды: «При­ди­те ко мне все… обре­ме­нен­ные…», — нико­гда не убьёт, пото­му что Тот, Кто ска­зал эти сло­ва, так­же ска­зал нам: «Не убий».
За вра­та­ми баш­ни смер­ти онко­цен­тра есть вход как в рай, так и в ад. За две­ря­ми абор­та­рия сата­на ждет сво­их жертв. Как мно­го могут сего­дня ска­зать жен­щи­нам перед абор­том те, кто зна­ет, что такое жизнь и смерть. Хри­стос сту­чит­ся в серд­це само­го послед­не­го греш­ни­ка, толь­ко услышь­те Его.

Автор: Оль­га Ана­то­льев­на Селихова.

Смот­ри­те пере­да­чу с уча­сти­ем О.А. Сели­хо­вой на радио «Под­мос­ко­вье».

Фото взя­то с это­го сайта.

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика