Абортная эйфория (Юлия Сысоева)

20.11.2010

Вдова иерея Даниила Сысоева призывает всех православных в пролайф-движение

Про­тив абор­тов напи­са­но очень мно­го ста­тей, науч­ных иссле­до­ва­ний, книг, сня­то мно­го филь­мов и реклам­ных роли­ков. В подоб­ных рабо­тах при­ве­де­ны дока­за­тель­ства того, что аборт, несо­мнен­но, явля­ет­ся убий­ством нерож­ден­но­го чело­ве­ка со все­ми выте­ка­ю­щи­ми послед­стви­я­ми. В основ­ном затра­ги­ва­ет­ся тема лич­ной тра­ге­дии жен­щи­ны, сде­лав­шей аборт, ее иска­ле­чен­ная в резуль­та­те это­го жизнь, поте­рян­ная жизнь невин­но­го мла­ден­ца и т. п. Это все так, и об этом надо писать, гово­рить и кри­чать. Но зача­стую меди­ки, кото­рые в свя­зи со сво­ей про­фес­си­ей стал­ки­ва­ют­ся с абор­та­ми, оста­ют­ся слов­но в тени.

 

Что про­ис­хо­дит с их душа­ми в резуль­та­те подоб­ной мно­го­лет­ней «рабо­ты», упус­ка­ет­ся. Един­ствен­ное, что мож­но услы­шать, — это при­зы­вы к пока­я­нию вра­чей-аборт­ма­хе­ров и разъ­яс­не­ние, что уча­стие в абор­те — это грех убий­ства. Я же осме­люсь коп­нуть глуб­же и рас­ска­зать об одной из самых страш­ных сто­рон абор­та, страш­ной имен­но для вра­ча. Мно­го лет раз­мыш­ляя над темой абор­та и ана­ли­зи­руя свой жиз­нен­ный опыт (мне как меди­ку при­шлось непо­сред­ствен­но с этим столк­нуть­ся), я при­шла к ужа­са­ю­ще­му выво­ду: врач, регу­ляр­но про­из­во­дя­щий абор­ты, ста­но­вит­ся насто­я­щим манья­ком-убий­цей, и это выра­жа­ет­ся вовсе не в коли­че­стве уби­тых детей. Хотя, как гово­рит­ся, коли­че­ство часто пере­хо­дит в каче­ство. Наблю­дая за вра­ча­ми, делав­ши­ми абор­ты, я при­шла к выво­ду, что душа тако­го чело­ве­ка изме­ня­ет­ся — мож­но ска­зать, оса­та­не­ва­ет. Она ста­но­вит­ся такой же вам­пи­ри­че­ской и жаж­ду­щей новой и новой кро­ви, как у зако­ре­не­ло­го манья­ка, кото­рый, истя­зая и уби­вая свою жерт­ву, испы­ты­ва­ет нере­аль­ную эйфо­рию, удо­воль­ствие и при­лив сил. При этом пси­хи­ка манья­ков-убийц дос­ко­наль­но изу­че­на судеб­ной пси­хи­ат­ри­ей, а вот страсть вра­ча к про­из­вод­ству новых и новых абор­тов, ско­рее все­го, никем не обсуж­да­лась. По край­ней мере, в лите­ра­ту­ре и интер­не­те я не нашла подоб­ных данных.

Извест­но, что убий­ство, про­ли­тие кро­ви, стра­да­ния жерт­вы вызы­ва­ют у манья­ков удо­воль­ствие и даже оргазм, то же самое испы­ты­ва­ют вра­чи, дела­ю­щие абор­ты. Обыч­но вра­ча-гине­ко­ло­га, кото­рый прак­ти­ку­ет абор­ты, рас­смат­ри­ва­ют как обыч­но­го чело­ве­ка, как обыч­но­го вра­ча, толь­ко тако­го, кото­рый зани­ма­ет­ся гре­хов­ным ремеслом. И совер­шен­но забы­ва­ют о том, что имен­но это гре­хов­ное ремес­ло при­во­дит к одной из самых страш­ных чело­ве­че­ских стра­стей — жаж­де кро­ви и полу­че­нию удо­воль­ствия от убий­ства, кото­рые накап­ли­ва­ют­ся как снеж­ный ком и тре­бу­ют новых и новых жертв. Такие вра­чи любят делать абор­ты. Я наблю­да­ла за мно­ги­ми таки­ми спе­ци­а­ли­ста­ми, со мно­ги­ми раз­го­ва­ри­ва­ла на эту тему — и у всех была одна и та же страсть, они даже про­из­но­си­ли одни и те же фра­зы. Пом­ню одно­го аку­ше­ра-гине­ко­ло­га, кото­рая про­ра­бо­та­ла в род­до­ме боль­ше 20 лет, она чест­но ска­за­ла: я очень люб­лю делать абор­ты и нена­ви­жу при­ни­мать роды. Толь­ко вду­май­тесь в эти сло­ва, вер­нее в кон­цов­ку этой фра­зы — нена­ви­жу при­ни­мать роды! Это нена­висть к рож­де­нию новой жиз­ни. Это явное оса­та­не­ние души, явное бес­но­ва­ние. Думаю, что на под­со­зна­тель­ном уровне она вос­при­ни­ма­ла каж­дую роже­ни­цу как потен­ци­аль­ную кли­ент­ку сво­е­го абор­та­рия, кото­рая, вме­сто того что­бы доста­вить ей удо­воль­ствие, не пошла на аборт, а роди­ла ребенка.

Не сто­ит думать, что врач, дела­ю­щий абор­ты, не зна­ет, что он дела­ет. К сожа­ле­нию, это не так. Я гово­рю «к сожа­ле­нию», пото­му что чело­век, не веда­ю­щий, что тво­рит, в какой-то сте­пе­ни осво­бож­да­ет­ся от ответ­ствен­но­сти. К сожа­ле­нию, эти вра­чи пре­крас­но пони­ма­ют, что дела­ют, и вовсе не пото­му, что им об этом ска­за­ли СМИ или свя­щен­ни­ки. Они полу­ча­ют это зна­ние вме­сте с удо­воль­стви­ем и эйфо­ри­ей от само­го глав­но­го нена­вист­ни­ка рода чело­ве­че­ско­го — Сата­ны. Осме­люсь пред­по­ло­жить, что имен­но он откры­ва­ет им эти зна­ния. Одна­жды я наблю­да­ла страш­ную сце­ну в абор­та­рии. Врач-гине­ко­лог дела­ла соле­вой аборт на позд­нем сро­ке. Про­ко­лов плод­ный пузырь и спу­стив око­ло­плод­ные воды, она при­ня­лась запол­нять мат­ку соле­вым рас­тво­ром, кото­рый дол­жен был вызвать искус­ствен­ные преж­де­вре­мен­ные роды. На таком сро­ке шеве­ле­ния ребен­ка уже отчет­ли­во фик­си­ру­ют­ся нево­ору­жен­ным гла­зом. Когда в мат­ку пусти­ли соле­вой рас­твор, уби­ва­е­мый ребе­нок заме­тал­ся так, что живот его мате­ри-убий­цы запры­гал и захо­дил ходу­ном. Вра­чи­ха, уви­дев это, сла­до­страст­но ухмыль­ну­лась, ска­зав бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Ишь, чув­ству­ет, что его уби­ва­ют, как запры­гал, но ниче­го, недол­го ему пры­гать оста­лось». Ее лицо при этом выра­жа­ло такую эйфо­рию, какую даже при жела­нии скрыть невоз­мож­но. На ее лице было напи­са­но незем­ное удовольствие.

Еще я наблю­да­ла, как вра­чи, сде­лав­шие за сме­ну 10–12 абор­тов, вме­сто того что­бы устать от доста­точ­но тяже­ло­го, выма­ты­ва­ю­ще­го «тру­да», пор­ха­ли как на кры­льях, испы­ты­вая насто­я­щий при­лив сил и хоро­ше­го настро­е­ния. При этом те же вра­чи при­хо­ди­ли при­ни­мать роды с таки­ми мина­ми, слов­но их застав­ля­ли раз­гру­жать ваго­ны или делать омер­зи­тель­ную каторж­ную рабо­ту. Да, это каса­ет­ся тех вра­чей, кото­рые регу­ляр­но и посто­ян­но зани­ма­ют­ся абор­та­ми. Они дей­стви­тель­но начи­на­ют любить свою рабо­ту в абор­та­рии и нена­ви­деть роды. Одна­жды мне дове­лось раз­го­ва­ри­вать с вра­чем-гине­ко­ло­гом, кото­рая, при­дя к вере, пока­я­лась в сво­их гре­хах. Она ушла из абор­та­рия и заня­лась исклю­чи­тель­но бере­мен­ны­ми жен­щи­на­ми. Вот что она мне рас­ска­зы­ва­ла: «Я очень люби­ла делать абор­ты. Вна­ча­ле не пони­ма­ла до кон­ца, поче­му я это люб­лю. Мне каза­лось, что я люб­лю меди­ци­ну и это мое при­зва­ние. Я зани­ма­лась не толь­ко абор­та­ми, я и лечи­ла жен­щин: уда­ля­ла мио­мы, кисты, дела­ла кеса­ре­во сече­ние, оста­нав­ли­ва­ла маточ­ные кро­во­те­че­ния и спа­са­ла жизнь. Но, рабо­тая в гине­ко­ло­гии, я лови­ла себя на мыс­ли, что боль­ше все­го люб­лю делать абор­ты. Я слов­но на них отды­ха­ла, слов­но наби­ра­лась сил».

На мой вопрос, пони­ма­ла ли она, что это убий­ство, она отве­ти­ла, что пони­ма­ние при­шло очень быст­ро. Мучи­ла ли ее совесть из-за того, что она уби­ва­ет? По ее сло­вам, каж­дый раз она заглу­ша­ла свою совесть раз­лич­ны­ми аргу­мен­та­ми, к кото­рым обыч­но при­бе­га­ют сто­рон­ни­ки абор­тов. Этих аргу­мен­тов столь­ко, что мож­но было бы напи­сать целую кни­гу на тему, поче­му мож­но делать абор­ты. Но истин­ная при­чи­на кры­лась в том, что она полу­ча­ла от это­го удо­воль­ствие и не мог­ла оста­но­вить­ся. Когда одна­жды, по семей­ным обсто­я­тель­ствам, она вынуж­де­на была перей­ти на спо­кой­ную рабо­ту в жен­скую кон­суль­та­цию, то испы­ты­ва­ла неимо­вер­ные муки, слов­но абсти­нен­цию, из-за того что не дела­ет абор­ты. Уте­ша­ла себя мыс­лью, что она не участ­ко­вый врач, а хирург, что ей надо опе­ри­ро­вать, но в глу­бине души пони­ма­ла, что ее вле­кут имен­но абор­ты. Она не смог­ла рабо­тать в кон­суль­та­ции и вер­ну­лась в род­ной абор­та­рий. И лишь вера во Хри­ста Иису­са смог­ла вырвать ее из это­го кро­меш­но­го адско­го кру­га и при­ве­сти к пока­я­нию и изме­не­нию жиз­ни. Теперь эта пожи­лая жен­щи­на с мяг­ким и доб­рым взгля­дом с ужа­сом вспо­ми­на­ет, как была насто­я­щим маньяком-убийцей.

Этой ста­тьей я хочу при­звать всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан и про­тив­ни­ков абор­тов еще раз заду­мать­ся, насколь­ко важ­но нам сей­час не мед­лить, а при­ла­гать уси­лия по борь­бе с этой зара­зой, с этим вопи­ю­щим на Небо гре­хом. Сту­чать­ся во все две­ри, орга­ни­зо­вы­вать пике­ты, акции, штур­мо­вать абор­та­рии, делать антиа­борт­ную рекла­му — все то, целью чего было бы изда­ние зако­на о при­вле­че­нии чело­ве­ка, участ­во­вав­ше­го в абор­те (и вра­ча, и паци­ен­та), к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Нуж­но запре­тить абор­ты в стране так, как это было в цар­ское время.

 

18 октяб­ря 2010 г.
Юлия Сысоева

Ори­ги­нал статьи

Обсу­дить на форуме

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика