11 ответов защитникам детоубийств

17.01.2014

Рас­смот­рим тези­сы воль­ных или неволь­ных пособ­ни­ков тех, кто выво­дит Рос­сию на пер­вое место в мире по чис­лу абортов.

Долж­но ли убий­ство пре­сле­до­вать­ся по зако­ну? Да, долж­но. Напри­мер, убий­ство мате­рью ново­рож­дён­но­го ребён­ка, даже в усло­ви­ях пси­хо­трав­ми­ру­ю­щей ситу­а­ции, пре­сле­ду­ет­ся по ста­тье 106 УК РФ и мак­си­маль­но нака­зы­ва­ет­ся лише­ни­ем сво­бо­ды до 5 лет.
Явля­ет­ся ли аборт, то есть насиль­ствен­ное пре­ры­ва­ние жиз­ни ребен­ка в мате­рин­ской утро­бе, убий­ством? Да, явля­ет­ся. Ответ на вопрос, явля­ет­ся ли аборт убий­ством реша­ет­ся и без помо­щи нау­ки, если лишить его абстракт­но­сти и пере­не­сти на соб­ствен­ную пер­со­ну. Если бы меня, а не про­сто абстракт­ный эмбри­он, “выскоб­ли­ли”, то я бы был убит и не жил на этом свете.
Тем не менее, вопре­ки логи­ке, в обще­стве и в том чис­ле, как это ни печаль­но, сре­ди неко­то­рых хри­сти­ан, широ­ко рас­про­стра­не­на пози­ция, кото­рую мож­но обо­зна­чить как «про­тив абор­тов, но и про­тив их деле­га­ли­за­ции». Мы рас­смот­рим часто встре­ча­ю­щи­е­ся аргу­мен­ты в защи­ту этой пози­ции и дадим опро­вер­же­ние каж­до­му из них.

Но преж­де необ­хо­ди­мо рас­смот­реть глав­ные для объ­ек­тив­но­го ана­ли­за нашей темы вопро­сы – отку­да берут­ся дети, зави­сит ли их зача­тие от воли роди­те­лей, про­ис­хо­дит ли оно само­про­из­воль­но, без их уча­стия, вопре­ки их воле?
Поче­му нам так важ­ны вопро­сы, отве­ты на кото­рые оче­вид­ны даже для девиц и юно­шей? Дело в том, что сто­рон­ни­ки дето­убийств и про­тив­ни­ки их зако­но­да­тель­но­го запре­та рас­смат­ри­ва­ют так назы­ва­е­мую «неже­ла­тель­ную бере­мен­ность» как само­сущ­ност­ную про­бле­му, фаталь­ную неожи­дан­ность! Мол, выхо­да нет, перед нами неиз­беж­ность, мать вынуж­де­на убить сво­е­го ребён­ка, она при­пёр­та к стен­ке! Про­сти­те, кем при­пёр­та? Она на ули­це забе­ре­ме­не­ла от вды­ха­ния цве­точ­ной пыль­цы? Раз­ве все те, кто уби­ва­ет невин­ных детей, – жерт­вы изна­си­ло­ва­ния? (Кста­ти, вопре­ки рас­про­стра­нён­но­му мифу, бере­мен­ность после изна­си­ло­ва­ния слу­ча­ет­ся крайне ред­ко, так же как крайне ред­ко наси­лу­ют поря­доч­ную девуш­ку, иду­щую по ули­це в днев­ное вре­мя, а не весе­ля­щу­ю­ся в сомни­тель­ной ком­па­нии.) Любая жен­щи­на зна­ет, что объ­ек­тив­но целью поло­вых отно­ше­ний явля­ет­ся дето­рож­де­ние, а удо­воль­ствие вто­рич­но для её орга­низ­ма. Но она хочет кай­фа, имен­но это ею дви­жет, несмот­ря на то, что её «парт­нёр» – без­от­вет­ствен­ный тип и она совсем не жела­ет ста­но­вить­ся мате­рью. Итак, бере­мен­ность обу­слов­ле­на волей жен­щи­ны обма­нуть своё есте­ство, пре­не­бречь сво­ей при­ро­дой. А теперь рас­смот­рим тези­сы воль­ных или неволь­ных пособ­ни­ков тех, кто выво­дит Рос­сию на пер­вое место в мире по чис­лу абортов.

1. От запре­та чис­ло абор­тов не сни­зит­ся, про­сто их будут делать подпольно.

В том слу­чае, если соблю­де­ние зако­на о запре­ще­нии абор­тов будет кон­тро­ли­ро­вать­ся госу­дар­ством, коли­че­ство под­поль­ных абор­тов све­дет­ся к еди­нич­ным слу­ча­ям. Но эффек­тив­ность запре­та не пря­мо про­пор­ци­о­наль­на коли­че­ству нака­зан­ных за его неис­пол­не­ние. Важен сам факт при­зна­ния госу­дар­ством того, что аборт – это убий­ство, что оно защи­ща­ет пра­ва всех, а не толь­ко тех, от кого зави­сит чужая жизнь и кто счи­та­ет соб­ствен­ный ком­форт выше её. Соот­вет­ствен­но и не оста­нет­ся тех, кто не пони­ма­ет, какое чудо­вищ­ное пре­ступ­ле­ние он совер­ша­ет (ведь даже наци­сты уби­ва­ли чужих детей, а при абор­те мать уби­ва­ет своих).

Иду­щая на под­поль­ный аборт уже будет идти на пре­ступ­ле­ние абсо­лют­но созна­тель­но и не смо­жет пенять, что кто-то ей не объ­яс­нил, что она не сгу­сток кле­ток уби­ва­ет, а соб­ствен­но­го сына или дочь. Но таких будет всё же мень­ше, чем сей­час, одно­знач­но дале­ко не все согла­сят­ся идти на пре­ступ­ле­ние. Очень немно­гие пой­дут на риск уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния за совер­ше­ние абор­та, будь то про­из­во­дя­щие его аборт­ма­хе­ры или сами бере­мен­ные женщины.

Сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром для послед­них так­же явля­ет­ся и опа­се­ние за свою жизнь и здо­ро­вье, под­вер­га­ю­щи­е­ся боль­шей опас­но­сти при кри­ми­наль­ном абор­те. Одна­ко не будем меха­ни­че­ски пере­но­сить реа­лии про­шлых веков на наше вре­мя, когда соблю­сти сани­тар­ные усло­вия в поме­ще­нии в десят­ки раз про­ще, доста­точ­но высо­ки уро­вень мед­пер­со­на­ла, доступ­ность и каче­ство медин­стру­мен­та и медикаментов.

2. Из-за запре­та мно­го жен­щин постра­да­ет от кри­ми­наль­ных абортов.

Этот тезис мож­но рас­смот­реть с двух сто­рон: меди­цин­ской и этической.

А) С 1989 г. абор­ты в Чили запре­ще­ны пол­но­стью и без исклю­че­ний. При этом запрет абор­тов в Чили не при­вел к росту чис­ла неза­кон­ных абор­тов. Напро­тив, в насто­я­щее вре­мя Чили устой­чи­во явля­ет­ся стра­ной с одним из самых низ­ких уров­ней мате­рин­ской смерт­но­сти в мире. Подроб­нее.

Почти чет­верть-веко­вое иссле­до­ва­ние, про­ве­дён­ное в Дании, пока­за­ло, что пока­за­те­ли смерт­но­сти у жен­щин, сде­лав­ших аборт на ран­них сро­ках, почти в два раза выше, а у тех, кто сде­лал аборт на позд­них сро­ках, – в четы­ре раза выше, чем у родив­ших. Подроб­нее.

Б) С эти­че­ской сто­ро­ны этот тезис сво­дит­ся к тому, что ком­форт мате­ри при убий­стве ею сво­е­го ребён­ка – более зна­чи­мая цен­ность, чем жизнь это­го ребён­ка. Кто боль­ше нуж­да­ет­ся в защи­те – пре­ступ­ник или его жерт­ва? Ведь и насиль­ни­ки под­вер­га­ют­ся высо­ко­му рис­ку, и гра­би­те­ли, и наём­ные убийцы.

Даже легаль­ность абор­тов не дела­ет их без­опас­ны­ми для здо­ро­вья жен­щин, тако­ва пла­та за убий­ство соб­ствен­но­го ребен­ка. И ничто не сохра­нит их здо­ро­вье луч­ше, чем невоз­мож­ность совер­ше­ния губи­тель­ной опе­ра­ции вслед­ствие ее запре­та. В усло­ви­ях, когда абор­ты загна­ны в кри­ми­наль­ное под­по­лье, подав­ля­ю­щее боль­шин­ство жен­щин отка­зы­ва­ет­ся от дето­убий­ства, лег­ко совер­ша­е­мо­го ими при его легальности.

Тем же немно­гим, кто, отбро­сив сооб­ра­же­ния чело­ве­ко­лю­бия и пре­одо­лев страх нака­за­ния, созна­тель­но идет на пре­ступ­ле­ние, что­бы изба­вить­ся от сво­е­го ребен­ка, ниче­го не оста­ет­ся, кро­ме как винить самих себя за послед­ствия сде­лан­но­го ими выбо­ра. Оче­вид­но, что госу­дар­ство долж­но отста­и­вать не инте­ре­сы убийц, но защи­тить пра­ва уби­ва­е­мых мас­со­во и безвинно.

3. Запрет абор­тов при­ве­дет к всплес­ку убийств ново­рож­ден­ных их матерями.

Как пол­ный абсурд зву­чат при­зы­вы огра­дить ново­рож­ден­ных детей от гибе­ли путем забла­го­вре­мен­но­го их убий­ства еще в мате­рин­ской утробе.
Раз дети абор­ти­ру­ют­ся в обста­нов­ке обще­ствен­но­го спо­кой­ствия, то жизнь ребён­ка не сто­ит того, что­бы при её защи­те это спо­кой­ствие нару­ша­лось? Луч­ше тихо и спо­кой­но уби­вать детей, чем ини­ци­и­ро­вать пре­сле­до­ва­ние дето­убийц, взбу­до­ра­жив тем самым умы обывателей?

Впро­чем, дан­ные ста­ти­сти­ки, собран­ные в Поль­ше за деся­ти­лет­ний пери­од после вве­де­ния в этой стране “Ста­ту­та о защи­те жиз­ни”, пока­за­ли, что чис­ло дето­убийств, совер­шен­ных жен­щи­на­ми сра­зу после родов, не толь­ко не уве­ли­чи­лось, но напро­тив, посте­пен­но снизилось.
Более того, за рас­смот­рен­ные десять лет было отме­че­но сокра­ще­ние жен­ской смерт­но­сти, свя­зан­ной с бере­мен­но­стью, рода­ми и после­ро­до­вы­ми ослож­не­ни­я­ми, что вку­пе с умень­ше­ни­ем коли­че­ства выки­ды­шей сви­де­тель­ству­ет о все­об­щем улуч­ше­нии репро­дук­тив­но­го здо­ро­вья жен­щин. За тот же пери­од в Поль­ше была зафик­си­ро­ва­на толь­ко одна смерть, насту­пив­шая в резуль­та­те неле­галь­но­го аборта.

4. Бороть­ся с абор­та­ми сле­ду­ет не запре­та­ми, а просвещением.

Во-пер­вых, одно не про­ти­во­ре­чит дру­го­му, никто не пред­ла­га­ет пре­кра­тить антиа­борт­ное про­све­ще­ние, как это уже дав­но дела­ют пра­во­слав­ные обще­ства борь­бы за жизнь, а теперь и госу­дар­ство, вве­дя неде­лю тиши­ны и бесе­ду с пси­хо­ло­гом. Про­све­ще­ние долж­но рас­ши­рять­ся, и уго­лов­ный запрет дето­убийств это­му абсо­лют­но не поме­ша­ет, а толь­ко помо­жет, так как вызо­вет инте­рес к тому, поче­му госу­дар­ство запре­ща­ет «такую без­обид­ную процедуру».

Во-вто­рых, про­све­ще­ние потен­ци­аль­но может спа­сти мень­ше дет­ских жиз­ней, чем уго­лов­ный запрет. Под­твер­жде­ни­ем это­му слу­жит суще­ство­ва­ние Уго­лов­но­го кодек­са. Если бы про­све­ще­ние было эффек­тив­но, то нико­го бы в тюрь­му за убий­ство взрос­ло­го чело­ве­ка не сажа­ли. А ведь с тем, что уби­вать чело­ве­ка – это очень пло­хо, соглас­ны 99,9% людей, при том, что тех, кто осо­зна­ёт, что нерож­дён­ный мла­де­нец – тоже чело­век, и его уни­что­же­ние явля­ет­ся убий­ством, – зна­чи­тель­но мень­ше. В резуль­та­те полу­ча­ет­ся пара­док­саль­ная ситу­а­ция: неко­то­рые не соглас­ны с тем, что убийц взрос­лых людей мож­но оста­но­вить про­па­ган­дой, но при этом утвер­жда­ют, что мате­рей-убийц – можно!

В‑третьих, те, кто отка­зы­ва­ет­ся клик­нуть мыш­кой под пети­ци­ей за запрет абор­тов и утвер­жда­ет, что про­све­ще­ние эффек­тив­нее, как пра­ви­ло, нико­го сами не про­све­ща­ют. Было убе­ди­тель­но, если бы кто-то из них мог заявить: «я про­во­жу бесе­ды (пока­зы­ваю филь­мы, дарю бро­шю­ры), после этих бесед жен­щи­ны кате­го­ри­че­ски не при­ем­лют воз­мож­ность абор­та, поэто­му мой опыт гово­рит, что это самое эффек­тив­ное сред­ство, это­го вполне доста­точ­но для иско­ре­не­ния абор­тов, пусть даже абор­та­рии будут так же доступ­ны и легаль­ны, как сей­час». Напри­мер, наше дви­же­ние «Вои­ны жиз­ни» рас­сы­ла­ет по реги­о­нам тыся­чи про­ти­во­аборт­ных бро­шюр, про­во­дит лек­ции в учеб­ных заве­де­ни­ях. Это даёт опре­де­лён­ный эффект, в неболь­ших насе­лён­ных пунк­тах в жен­ских кон­суль­та­ци­ях после наших «десан­тов» даже кон­ста­ти­ру­ют умень­ше­ние коли­че­ства абор­тов, но прин­ци­пи­аль­но ситу­а­цию это, увы, не меня­ет. Если бы про­све­ще­ни­ем воз­мож­но было побе­дить поро­ки обще­ства, то Уго­лов­но­го кодек­са бы про­сто не существовало.

5. Госу­дар­ство обя­за­но мате­ри­аль­но обес­пе­чить всех жен­щин, что­бы они не ста­но­ви­лись убий­ца­ми соб­ствен­ных детей.

Раз­ве мате­ри­аль­ный доста­ток взрос­лых и дее­спо­соб­ных цен­нее жиз­ней малень­ких и беззащитных?
Кор­ни это­го тези­са – из совет­ских вре­мён, когда госу­дар­ство пози­ци­о­ни­ро­ва­ло себя соци­а­ли­сти­че­ским и в бли­жай­шем буду­щем обе­ща­ло ком­му­низм, т.е. пыта­лось взять на себя мате­ри­аль­ное обес­пе­че­ние граж­дан. При этом боль­шин­ство граж­дан счи­та­ло, что они име­ют пра­во воро­вать на рабо­те, так как всё и так общее.

Абсурд­ность это­го тези­са так­же оче­вид­на, ведь его сто­рон­ни­ки не осуж­да­ют нали­чие в Уго­лов­ном кодек­се ста­тей про­тив воров­ства. Ведь вору­ют те, кому не хва­та­ет, а если не хва­та­ет, то полу­ча­ет­ся, что вино­ва­то госу­дар­ство, ведь оно не обес­пе­чи­ло! И насиль­ни­ков тогда нель­зя осуж­дать, ведь госу­дар­ство не созда­ло широ­кую бес­плат­ную сеть пуб­лич­ных домов, люди вынуж­де­ны нару­шать закон.

Пред­ста­вим себе конц­ла­герь, при­шёл состав со 100 ваго­на­ми (око­ло 4000 чело­век). Выхо­дит адми­ни­стра­ция лаге­ря и гово­рит, что­бы их вез­ли в газо­вую каме­ру, так как бара­ки для при­ё­ма новых заклю­чен­ных ещё окон­ча­тель­но не достро­е­ны, охра­на недо­уком­плек­то­ва­на, осталь­ным узни­кам и так тес­но, еды может не хва­тить. Фор­маль­но адми­ни­стра­ция пра­ва. В Рос­сии еже­днев­но уби­ва­ет­ся не мень­ше, чем этот состав, и даже сре­ди хри­сти­ан мы слы­шим голо­са, что мы ещё не гото­вы при­нять этот состав, а давить на адми­ни­стра­цию и неко­то­рых несо­глас­ных узни­ков нехо­ро­шо, подо­ждём, когда они дозре­ют сами. И, может быть, и бара­ки достро­ят через несколь­ко лет, и про­чие вопро­сы решат… Кто из нас готов посмот­реть в гла­за хотя бы одно­му из этих 4000 чело­век, кото­рых так обос­но­ван­но пред­ла­га­ют про­дол­жать убивать?…

Так­же нуж­но отме­тить, что наше госу­дар­ство все же не сто­ит в сто­роне от про­бле­мы, оно содер­жит дома малют­ки и дет­ские дома и даёт воз­мож­ность граж­да­нам усы­но­вить бро­шен­ных детей.

6. Нака­зы­вать одну жен­щи­ну неспра­вед­ли­во, в слу­чае убий­ства сво­е­го ребён­ка, совер­шён­но­го мате­рью, её поло­вой парт­нёр так­же дол­жен нести ответ­ствен­ность за свою вину.

В Уго­лов­ном кодек­се есть ста­тья 110 – дове­де­ние до само­убий­ства путём угроз, жесто­ко­го обра­ще­ния или систе­ма­ти­че­ско­го уни­же­ния. Но это из дру­гой серии, в нашем слу­чае жен­щи­на уби­ва­ет не себя как винов­ни­цу раз­ру­ше­ния соб­ствен­ных пла­нов на буду­щее, а того, кто слаб и без­за­щи­тен, кто меша­ет ей «нор­маль­но жить»…
Кто при­ни­ма­ет окон­ча­тель­ное реше­ние об убий­стве ребён­ка? Мне изве­стен слу­чай, когда девуш­ку-чечен­ку род­ствен­ни­ки нака­ча­ли нар­ко­ти­ка­ми и отвез­ли к аборт­ма­хе­ру, так как сама она не хоте­ла уби­вать ребён­ка, зача­то­го от рус­ско­го муж­чи­ны, но это исклю­чи­тель­ный слу­чай (меж­ду про­чим, муж­чи­на её всё же выкрал у род­ствен­ни­ков и у них уже двое детей в счаст­ли­вом бра­ке). Муж­чи­на может уго­ва­ри­вать, убеж­дать, запу­ги­вать, но не убить.

За под­стре­ка­тель­ство к абор­ту, тем не менее, так­же долж­на быть преду­смот­ре­на уго­лов­ная ответ­ствен­ность, без­от­но­си­тель­но к тому, кем осу­ществ­ля­ет­ся это под­стре­ка­тель­ство: мед­ра­бот­ни­ком, бабуш­кой или отцом ребёнка.

7. Чис­ло абор­тов не умень­шит­ся, жела­ю­щие их совер­шить сде­ла­ют это в дру­гих странах.

Во-пер­вых, дале­ко не все. Одно дело – дой­ти до бли­жай­шей кли­ни­ки и совер­шить легаль­ный аборт без отры­ва от рабо­ты или учё­бы, а дру­гое – решить­ся на загран­по­езд­ку, пони­мая, что это пре­ступ­ле­ние и что воз­мож­ные ослож­не­ния при­дёт­ся уже рас­хлё­бы­вать на родине и самостоятельно.

Во-вто­рых, для нас и наших детей важ­нее нрав­ствен­ный кли­мат в нашей стране, то, что в дру­гих лега­ли­зу­ют про­сти­ту­цию, нар­ко­ти­ки и извра­ще­ния, пло­хо, но это не наша вина. А в том, что в нашей стране не защи­ще­на жизнь чело­ве­ка с момен­та зача­тия, – вина каж­до­го, кто актив­но не про­те­сту­ет про­тив этого.
В неко­то­рых госу­дар­ствах раз­ре­ше­ны нар­ко­ти­ки, в неко­то­рых – про­сти­ту­ция. Это же не явля­ет­ся для нас пово­дом лега­ли­за­ции поро­ков, кото­рым не могут или не хотят про­ти­во­сто­ять дру­гие наро­ды. Да и мало ли наро­дов погиб­ло от соб­ствен­ной рас­пу­щен­но­сти и иллю­зии соб­ствен­но­го величия.
Мит­ро­по­лит Одес­ский и Изма­иль­ский Ага­фан­гел: «А по пово­ду рас­суж­де­ний о том, что, мол, жела­ю­щие сде­лать аборт всё рав­но най­дут неза­кон­ные пути к дости­же­нию цели, то такая логи­ка абсо­лют­но пороч­на. В таком слу­чае не надо и нар­ко­ти­ки запре­щать, ведь все­гда будут изыс­ки­вать­ся пути к их неле­галь­но­му рас­про­стра­не­нию, не надо запре­щать и взя­точ­ни­че­ство – жела­ю­щие дать или полу­чить взят­ку будут изоб­ре­тать всё более изощ­рён­ные спо­со­бы обой­ти закон, и так далее».

8. Абор­ты уже запре­ща­ли при Ста­лине, ниче­го этим не добились.

Впер­вые в новей­шей исто­рии, не счи­тая фран­цуз­ской рево­лю­ции, абор­ты были раз­ре­ше­ны по ини­ци­а­ти­ве Лени­на 18 нояб­ря 1920 года. С 1956‑м Евро­па после­до­ва­ла дур­но­му при­ме­ру, начи­ная с соци­а­ли­сти­че­ских стран, а с 1967-го к ним нача­ли при­со­еди­нять­ся и капи­та­ли­сти­че­ские. В США пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти по всей стране было лега­ли­зо­ва­но в 1973 году.
С 1936 по 1955 год абор­ты в СССР были огра­ни­че­ны (а не запре­ще­ны, как мно­гие счи­та­ют), ста­лин­ское зако­но­да­тель­ство об абор­тах было на тот момент самым либе­раль­ным во всём мире, с этим не спо­рят даже самые пре­дан­ные сталинисты.

Более подроб­но:
Абор­ты и Ста­лин,
Абор­ты в Рос­сии: исто­рия, послед­ствия, аль­тер­на­ти­вы.

Цита­та из ста­тьи свящ. Нико­лая Савчен­ко: «Пора осо­знать, что же такое 180 млн. абор­ти­ро­ван­ных в РСФСР с 1920 по 1990 годы. 180 млн. — это 540 хиро­сим, или 270 бло­кад Ленин­гра­да, или 170 освенцимов».

9. Про­па­ган­да совре­мен­ных мето­дов кон­тра­цеп­ции решит про­бле­му абор­тов луч­ше любых запретов.

К совре­мен­ным сред­ствам кон­тра­цеп­ции при­ня­то отно­сить спи­ра­ли и гор­мо­наль­ные пре­па­ра­ты. Но и то, и дру­гое отно­сит­ся к абор­тив­ным мето­дам кон­тра­цеп­ции. Нет осо­бой раз­ни­цы, заре­зать чело­ве­ка или отра­вить, резуль­тат одинаковый.

10. Запре­тить абор­ты про­сто нереально.

В 2012 году в Вен­грии всту­пи­ла в силу новая Кон­сти­ту­ция, соглас­но кото­рой чело­век име­ет пра­во на жизнь с момен­та зача­тия, в Поль­ше абор­ты были запре­ще­ны Зако­ном от 7 янва­ря 1993 г.
В насто­я­щее вре­мя, соглас­но пуб­ли­ка­ции Отде­ла наро­до­на­се­ле­ния Сек­ре­та­ри­а­та ООН, про­из­вод­ство абор­та по жела­нию жен­щи­ны зако­но­да­тель­но раз­ре­ше­но в 56 из 194 стран мира. Это все­го 28% стран. Прав­да, в эту груп­пу вхо­дят почти все инду­стри­аль­но раз­ви­тые госу­дар­ства и Китай, поэто­му доля миро­во­го насе­ле­ния, про­жи­ва­ю­ще­го в стра­нах с либе­раль­ным зако­но­да­тель­ством, свы­ше 40%.
Утвер­жде­ние о том, что пра­во на аборт явля­ет­ся меж­ду­на­род­но при­знан­ным пра­вом чело­ве­ка или пра­вом жен­щи­ны, явля­ет­ся лож­ным. Обя­зы­ва­ю­щие меж­ду­на­род­ные пра­во­вые доку­мен­ты не толь­ко не вклю­ча­ют т.н. «пра­ва на аборт», но и содер­жат все пред­по­сыл­ки для защи­ты жиз­ни нерож­ден­ных детей с момен­та зачатия.

11. Запрет огра­ни­чи­ва­ет жен­щин в правах.

Не будем забы­вать, что при абор­те жен­щи­на уби­ва­ет не себя, а дру­го­го чело­ве­ка, дру­гую лич­ность. Кто из нас отож­деств­ля­ет себя со сво­ей мате­рью, счи­та­ет себя её частью? Может быть, толь­ко кто-то из тех, кто про­хо­дит лече­ние у пси­хи­ат­ра. Там, где закан­чи­ва­ют­ся пра­ва мате­ри, начи­на­ют­ся пра­ва ребён­ка, те, кто рату­ет за пра­во мате­ри на убий­ство, забы­ва­ют о пра­ве ребён­ка на жизнь.
У жен­щи­ны, зачав­шей ребён­ка, есть воз­мож­ность родить его и отдать на вре­мен­ное вос­пи­та­ние в дом малют­ки или усы­но­ви­те­лям. Это зна­чи­тель­но луч­ше, чем убить.

12. Заклю­че­ние.

Совер­шен­но оче­вид­но, что убий­ство ребен­ка в утро­бе долж­но быть зако­но­да­тель­но запре­ще­но, как и вся­кое дру­гое убий­ство. Исто­ри­че­ская прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что лишь стро­гие запре­ты под кон­тро­лем госу­дар­ства явля­ют­ся луч­шим мето­дом для борь­бы с любы­ми преступлениями.

При всей необ­хо­ди­мо­сти вос­пи­та­тель­ной рабо­ты в обще­стве, толь­ко немед­лен­ный запрет абор­тов может поло­жить пре­дел дето­убий­ству как мас­со­во­му явлению.
Ответ­ствен­ность за дея­ние, нару­ша­ю­щее обще­ствен­ные нор­мы и зако­ны госу­дар­ства, пада­ет на чело­ве­ка, пре­сту­пив­ше­го их. Но если пре­ступ­ле­ние оправ­ды­ва­ет­ся обще­ством и уза­ко­ни­ва­ет­ся госу­дар­ством, послед­ствия его тяж­ким бре­ме­нем ложат­ся на весь народ, на каж­до­го из нас.

Что мы можем сде­лать? Хотя бы про­го­ло­со­вать здесь.

Обсу­дить

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика