Как искупить грех аборта (Протоиерей Максим Обухов)

16.11.2010

В послед­нее вре­мя в сре­де пра­во­слав­ных веру­ю­щих полу­чи­ло хож­де­ние «пра­ви­ло схи­мо­на­хи­ни Анто­нии» («Выма­ли­ва­ние, кре­ще­ние и наре­че­ние име­ни уби­ен­ных детей во чре­ве матери»).

Пра­ви­ло, рас­про­стра­ня­е­мое в несколь­ких вер­си­ях сам­из­да­тов­ским мето­дом, при­вле­ка­ет вни­ма­ние неко­то­ры­ми стран­но­стя­ми и заблуж­де­ни­я­ми. Одной пожи­лой мона­хине при­ви­де­лась или при­сни­лась неиз­вест­ная жен­щи­на, кото­рая дала ей совет духов­но­го содер­жа­ния, пере­дав некое молит­вен­ное пра­ви­ло. Свв отцы все­гда реко­мен­до­ва­ли крайне осто­рож­но отно­сить­ся к тому, что нам при­ви­де­лось или при­сни­лось. Этот слу­чай еще раз под­твер­жда­ет, что не сле­ду­ет верить раз­лич­ным виде­ни­ям и снам.

В «пра­ви­ле» пред­ла­га­ет­ся окре­стить дав­но уби­ен­но­го ребен­ка. Но мла­ден­цы, уби­ен­ные в утро­бе, никак не могут быть кре­ще­ны, пото­му что кре­ще­ние совер­ша­ет­ся толь­ко над живым чело­ве­ком. Поэто­му рас­про­стра­ня­е­мые сам­из­да­тов­ские чино­по­сле­до­ва­ния таких «кре­ще­ний» не могут быть вос­при­ня­ты ина­че, как кощун­ство, над­ру­га­тель­ство над Таин­ством Свя­то­го Кре­ще­ния. В «пра­ви­ле схи­мо­на­хи­ни Анто­нии» содер­жит­ся несколь­ко весь­ма спор­ных реко­мен­да­ций, как, напри­мер, «запла­тить за кре­ще­ние мла­ден­ца». Что это? Индуль­ген­ция? Роди­те­ли не могут запла­тить за него сами? А если запла­тишь и вычи­та­ешь все, что поло­же­но, (48 раз «Отче наш…», 48 раз Иису­со­ву молит­ву и др.), то «пра­ви­ло» обе­ща­ет, что «Матерь Божия выво­дит уби­ен­но­го мла­ден­ца из ада…», как буд­то пре­бы­ва­ние во аде зави­сит от фор­маль­но­го испол­не­ния пра­вил. Но никто не может утвер­ждать, что мла­ден­цы, уби­ен­ные во чре­ве, нахо­дят­ся в аду: это­му нет под­твер­жде­ния в Свя­щен­ном Писа­нии. Мы не зна­ем точ­но, где они, уби­ен­ные мла­ден­цы. Если кто и нуж­да­ет­ся в изве­де­нии из ада — то не мла­ден­цы-муче­ни­ки, а их роди­те­ли- убий­цы, мате­ри и отцы абор­ти­ро­ван­ных детей. Про­ис­хо­дит под­ме­на поня­тий: вме­сто пока­я­ния в тяж­ком смерт­ном гре­хе пред­ла­га­ет­ся «выма­ли­ва­ние мла­ден­цев». А молит­ва начи­на­ет­ся со слов: «Гос­по­ди, поми­луй чад моих, умер­ших во утро­бе моей…» То есть не меня поми­луй, а чад моих, раз­ве это не кощунство?

Весь­ма сомни­тель­ны реко­мен­да­ции «отдать пелен­ку, чеп­чик и кре­стик для бед­ных детей». Это похо­же на изде­ва­тель­ство над бед­ны­ми детьми. Бед­ным детям нуж­ны про­дук­ты, лекар­ства, одеж­да, день­ги, жилье, а не чеп­чик с одной пелен­кой. Выхо­дит слиш­ком лег­кое «пра­ви­ло», выгод­ное. Раз­ве не оче­вид­но, что мило­сты­ня для бед­ных долж­на носить не сим­во­ли­че­ский, а кон­крет­ный характер?

В «пра­ви­ле» есть мно­же­ство дру­гих несу­раз­но­стей. В част­но­сти, как мож­но наре­кать имя мла­ден­цу, пол кото­ро­го неиз­ве­стен? Но есть и более серьез­ные заме­ча­ния. Сам по себе грех абор­та настоль­ко тяжел, что пере­чер­ки­ва­ет жизнь чело­ве­ка попо­лам — «до» и «после». Его невоз­мож­но иску­пить: если ты что-то украл, то мож­но вер­нуть укра­ден­ное. Если нель­зя вер­нуть, то мож­но совер­шить мило­сты­ню, пре­вос­хо­дя­щую при­не­сен­ный ущерб. Мож­но поми­рить­ся с тем, с кем пору­гал­ся, лени­во­го мож­но научить рабо­тать, пья­ни­ца может на всю жизнь пере­стать пить, и т. д., но нет тако­го нака­за­ния, кото­рое соот­вет­ство­ва­ло бы абор­ту. Если муж отпра­вил свою жену на аборт четы­ре раза, то нель­зя же их убить четы­ре­жды! Даже если потом родить деся­те­рых детей, то уби­то­го, того само­го, не вер­нешь нико­гда. Поэто­му епи­ти­мии, кото­рые дают свя­щен­ни­ки после абор­та, носят ско­рее сим­во­ли­че­ский харак­тер, что­бы воз­бу­дить в чело­ве­ке пока­ян­ные чув­ства и сокру­ше­ние о соде­ян­ном. Конеч­но, мож­но потом дать жизнь мно­же­ству детей, мож­но отдать свою квар­ти­ру какой-нибудь мно­го­дет­ной семье, а само­му пере­брать­ся в ком­му­нал­ку; тер­пе­ли­во пере­но­сить жиз­нен­ные скор­би, болез­ни и послед­ствия абор­тов, но дей­стви­тель­но покрыть этот грех не может ничто, кро­ме без­ко­неч­но­го мило­сер­дия Божия при усло­вии искрен­не­го пока­я­ния и совер­ше­ния таин­ства испо­ве­ди. Но об этом-то «сам­из­да­тов­ское» пра­ви­ло не гово­рит ни сло­ва: ни про испо­ведь, ни про пока­я­ние. То есть нали­цо хула на таин­ство испо­ве­ди. Выхо­дит, что пока­я­ния, при­не­сен­но­го на таин­стве испо­ве­ди, недо­ста­точ­но, что испо­ведь сама по себе ущерб­на и тре­бу­ет допол­не­ния, како­го-то осо­бо­го чино­по­сле­до­ва­ния. Созда­ет­ся иллю­зия: выпол­ни, вычи­тай 48 раз молит­ву, сде­лай 40 покло­нов, запла­ти, сколь­ко потре­бу­ет­ся, и все в поряд­ке — грех про­щен. Пред­ла­га­ет­ся пол­ная про­ти­во­по­лож­ность истин­но­му пока­я­нию — сле­пой и без­смыс­лен­ный риту­ал, кото­рый сво­им магиз­мом уво­дит людей от насто­я­ще­го пока­я­ния. Посколь­ку источ­ник это­го «откро­ве­ния» — явное обо­льще­ние, то люди, кото­рые его рас­про­стра­ня­ют и выпол­ня­ют, сами при­об­ща­ют­ся к состо­я­нию бесов­ской пре­ле­сти со все­ми выте­ка­ю­щи­ми для души последствиями.

Но дей­стви­тель­но, суще­ству­ет серьез­ная обще­рос­сий­ская и обще­цер­ков­ная про­бле­ма: в стране мил­ли­о­ны чело­век муча­ют­ся от стра­да­ний и угры­зе­ний сове­сти о соде­ян­ном гре­хе. Люди гото­вы на что угод­но, что­бы облег­чить свою совесть, но нель­зя при­ми­ти­ви­зи­ро­вать про­бле­му и сво­дить ее к фор­маль­но­му испол­не­нию неких вымыш­ле­ных пра­вил. Изда­те­ли снов схи­мо­на­хи­ни Анто­нии мог­ли бы луч­шим спо­со­бом исполь­зо­вать потра­чен­ные на листов­ки сред­ства и напе­ча­тать, напри­мер, пла­ка­ты про­тив абор­тов, но изда­вать подоб­ные лист­ки, да еще и без бла­го­сло­ве­ния Свя­щен­но­на­ча­лия — без­услов­но вред­но. Если бы горе-изда­те­ли не устра­и­ва­ли само­чи­ние, а дей­ство­ва­ли под руко­вод­ством ком­пе­тент­ных архи­ере­ев и свя­щен­ни­ков, то ниче­го бы не слу­чи­лось. Ниче­го ново­го в про­бле­ме абор­тов нет, они извест­ны с древ­но­сти. Если бы была необ­хо­ди­мость в осо­бом пра­ви­ле или чино­по­сле­до­ва­нии для дето­убийц, то оно было бы состав­ле­но еще во вре­ме­на св. Васи­лия Вели­ко­го. Свя­тые отцы оста­ви­ли нам доста­точ­но упо­ми­на­ний об абор­те, но у них шла речь об обли­че­нии гре­ха дето­убий­ства и, глав­ное, — о покаянии.

Так что же делать тем, кому совесть не дает покоя? Как пока­ять­ся в гре­хе аборта?

Во-пер­вых, если чело­ве­ка муча­ет совесть, зна­чит она у него есть, это уже хоро­шо. Для пока­я­ния суще­ству­ет испо­ведь, одно из семи важ­ней­ших цер­ков­ных таинств. В первую оче­редь нуж­на испо­ведь и соот­вет­ству­ю­щая епи­ти­мия, назна­чен­ная свя­щен­ни­ком. Епи­ти­мия, (цер­ков­ное нака­за­ние для исправ­ле­ния чело­ве­ка, дава­е­мое свя­щен­ни­ком) назна­ча­ет­ся в част­ном поряд­ке, но полез­но знать, что св. Цер­ковь по древним кано­нам за аборт отлу­ча­ет от при­ча­стия на 10 лет, наравне с убий­ца­ми. Конеч­но, сего­дня это пра­ви­ло не при­ме­ня­ет­ся, но пони­мать, что аборт отно­сит­ся к одно­му из самых тяж­ких гре­хов, нуж­но. Епи­ти­мия носит не иску­пи­тель­ный, а дис­ци­пли­нар­ный харак­тер и сооб­ра­зу­ет­ся с духов­ным и телес­ным состо­я­ни­ем каю­ще­го­ся, она стро­го инди­ви­ду­аль­на. Епи­ти­мия, дан­ная одно­му, не может быть авто­ма­ти­че­ски пере­не­се­на на всех. Име­ет зна­че­ние, воз­раст, состо­я­ние здо­ро­вья, сте­пень воцер­ко­в­лен­но­сти каю­ще­го­ся и мно­гое дру­гое, вклю­чая внеш­ние обстоятельства.

Во-вто­рых, нуж­но пом­нить, что ника­кой «молит­вы от абор­та», авто­ма­ти­че­ски сни­ма­ю­щей грех, не суще­ству­ет. Даже чино­по­сле­до­ва­ние из треб­ни­ка «Молит­ва жене, егда извер­жет мла­ден­ца» отно­сит­ся толь­ко к тому слу­чаю, когда выки­дыш про­изо­шел неволь­но, по болез­ни, неосто­рож­но­сти (напри­мер, при под­ня­тии тяже­стей), но не к искус­ствен­но­му пре­ры­ва­нию беременности.

Но что еще воз­мож­но, кро­ме испо­ве­ди и епи­ти­мии, назна­чен­ной свя­щен­ни­ком? Здра­вый смысл под­ска­зы­ва­ет, что те, кто избав­ля­лись от детей, долж­ны, при­не­ся пока­я­ние, их рожать: «жена (…) спа­сет­ся через чадо­ро­дие, если пре­бу­дет в вере и люб­ви и в свя­то­сти с цело­муд­ри­ем» (1 Тим., 2, 14- 15). К сожа­ле­нию, этот спа­си­тель­ный и наи­бо­лее вер­ный путь для боль­шин­ства каю­щих­ся уже невоз­мо­жен по воз­рас­ту. Но у тех, кто рас­ка­и­ва­ет­ся в гре­хе дето­убий­ства, ино­гда есть взрос­лые дети, кото­рые долж­ны пере­стать делать абор­ты. Хоть позд­но, пусть даже во вто­ром поко­ле­нии, но пре­рвет­ся эта цепоч­ка пре­ем­ствен­но­сти гре­ха. Пожи­лые мате­ри долж­ны исполь­зо­вать все свое вли­я­ние, что­бы их дети не уби­ва­ли, а рожали.

Обыч­но жизнь людей, погу­бив­ших мла­ден­цев в утро­бе, омра­ча­ет­ся раз­лич­ны­ми скор­бя­ми — оди­но­че­ство, без­дет­ность, семей­ные про­бле­мы, труд­но­сти с вос­пи­та­ни­ем детей, ино­гда их поте­ря, рас­строй­ство душев­но­го и телес­но­го здо­ро­вья, бед­ность и даже нище­та. Часто чело­век не может изба­вить­ся от гне­ту­ще­го чув­ства зря про­жи­той жиз­ни. Все скор­би могут рас­смат­ри­вать­ся как епи­ти­мия, очи­ща­ю­щее нака­за­ние за грех, а через тер­пе­ли­вое пере­не­се­ние этих необ­хо­ди­мых скор­бей, соеди­нен­ное с пока­я­ни­ем и сокру­ше­ни­ем серд­ца, при­хо­дит прощение.

Но есть еще один спо­соб облег­чить свою совесть. Еже­днев­но в Рос­сии совер­ша­ют­ся тыся­чи абор­тов, при­чем не где-то в отда­лен­ном месте, а рядом с нами: на сосед­ней ули­це, в сосед­нем доме, в ближ­нем подъ­ез­де. Мно­гие из тех, кто идут в абор­та­рий, дела­ют это неосо­знан­но. Кто по моло­до­сти, по глу­по­сти, по незна­нию, кто под вли­я­ни­ем сте­че­ния сию­ми­нут­ных обсто­я­тельств, под внеш­ним дав­ле­ни­ем или даже про­сто так, пото­му-что посо­ве­то­ва­ла подруж­ка или род­ствен­ни­ца. Часто в труд­ной ситу­а­ции рядом не ока­зы­ва­ет­ся чело­ве­ка, могу­ще­го ска­зать прав­ду, объ­яс­нить в чем дело, ока­зать мораль­ную, а может быть, и мате­ри­аль­ную под­держ­ку. Таким чело­ве­ком може­те стать вы. Не надо думать, что нуж­но мно­гое. Часто быва­ет доста­точ­но про­явить любовь, объ­яс­нить и рас­ска­зать о воз­мож­ных необ­ра­ти­мых полед­стви­ях абор­та, о том, что это грех. Ино­гда быва­ет доста­точ­но пода­рить чело­ве­ку пач­ку пеле­нок, что­бы оста­но­вить от убий­ства сво­е­го ребен­ка. И дело не толь­ко в сто­и­мо­сти самих пеле­нок, а в живом уча­стии. Пред­ставь­те себе, как мало нуж­но, что­бы спа­сти чело­ве­че­скую жизнь, и не толь­ко жизнь это­го несчаст­но­го ребен­ка, но всех его буду­щих детей и вну­ков. В посла­нии св. апо­сто­ла Иако­ва гово­рит­ся: «обра­тив­ший греш­ни­ка от лож­но­го пути его спа­сет душу от смер­ти и покро­ет мно­же­ство гре­хов» (Иак. 5, 20). И еще: «Спа­сай взя­тых на смерть, и неуже­ли отка­жешь­ся от обре­чен­ных на уби­е­ние?» (Притч., 24, 11). Оче­вид­но, что тот, кто спа­са­ет ребен­ка от абор­та, спа­са­ет чело­ве­че­скую жизнь, а зна­чит покры­ва­ет и свои гре­хи. Те, кто в про­шлом совер­ша­ли абор­ты, вполне мог­ли бы ока­зы­вать мате­ри­аль­ную помощь тем, кто соби­ра­ет­ся сде­лать аборт, что­бы оста­но­вить их. При­чем не фор­маль­но, как реко­мен­ду­ет «пра­ви­ло схи­мо­на­хи­ни Анто­нии», а ока­зать кон­крет­ную, ощу­ти­мую помощь.

Гос­подь, видя пока­я­ние и плод, достой­ный пока­я­ния, (Мф 3,8), дела мило­сер­дия, спа­си­тель­ное тер­пе­ние скор­бей, силен поми­ло­вать любо­го каю­ще­го­ся грешника.

Источ­ник: Пра­во­слав­ный Меди­цин­ский Сервер

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика