•  

    аборт, мини аборт, контрацепция

     

    Беременность и аборты

     

    ( Отец Либор. Чешский православный священник борется против детоубийства (Михаил Фомин) 0 голосов: 0 из 5 )

    Отец Либор. Чешский православный священник борется против детоубийства (Михаил Фомин)

    16.11.2010

    Отец ЛиборКаж­дое буд­нее утро жите­ли чеш­ско­го горо­да Брно, спе­ша­щие по сво­им делам мимо аку­шер­ско-гине­ко­ло­ги­че­ской кли­ни­ки, мог­ли видеть необыч­ное зре­ли­ще. У вхо­да в лечеб­ни­цу молил­ся пра­во­слав­ный свя­щен­ник лет соро­ка, пове­сив­ший на грудь пла­кат с изоб­ра­же­ни­ем кро­шеч­но­го ребен­ка в мате­рин­ской утробе.

    Пле­чом он под­пи­рал боль­шой дере­вян­ный крест, на попе­реч­ной пере­кла­дине кото­ро­го были начер­та­ны заглав­ны­ми бук­ва­ми три сло­ва — NEZABIJEŚ NENAROŻENE DITE. И эта моль­ба — «Не уби­вай нерож­дён­ное дитя» — каза­лась еще и суро­вым предо­сте­ре­же­ни­ем людям, вхо­див­шим в кли­ни­ку в утрен­ние часы, когда в ней шла запись на аборты.

    Аборт, искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти — за этой глад­кой, обте­ка­е­мой фор­му­ли­ров­кой спря­та­на страш­ная суть уза­ко­нен­но­го дето­убий­ства. В сте­нах той же самой боль­ни­цы, где счаст­ли­вые мате­ри впер­вые берут на руки ново­рож­дён­ных малы­шей, совер­ша­ют­ся изу­вер­ские пре­ступ­ле­ния. Из вра­чеб­ной клят­вы Гип­по­кра­та в ХХ веке выбро­си­ли стро­ку: «Не допу­щу бере­мен­ных жен­щин до абор­та. Сохра­ню в чисто­те и свя­то­сти мою жизнь и мое искус­ство». Под­пи­си паци­ент­ки доста­точ­но для того, что­бы сталь­ные щип­цы, отса­сы­ва­ю­щие труб­ки с ост­ры­ми кра­я­ми и ножи-кюрет­ки разо­рва­ли на части неж­ное тель­це неже­лан­но­го ребен­ка пря­мо в мате­рин­ском лоне. Цер­ков­ные кано­ны неиз­мен­но защи­ща­ют чело­ве­че­скую жизнь с момен­та зача­тия, ста­вя абор­ты в один ряд с худ­ши­ми гре­ха­ми, вопи­ю­щи­ми к небу об отмще­нии за них.

    Пра­во­слав­ная цер­ковь уста­ми свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го заяв­ля­ет: «Умыш­лен­но погу­бив­шая зача­тый во утро­бе плод под­ле­жит осуж­де­нию, как за смер­то­убий­ство». И кому, как не свя­щен­ни­кам, при­хо­дит­ся встре­чать­ся на испо­ве­ди с неза­жи­ва­ю­щей раной в душе мно­же­ства жен­щин от юных деву­шек до глу­бо­ких ста­рух, видеть катя­щи­е­ся из глаз испо­вед­ниц горь­кие, запоз­да­лые слё­зы. Слё­зы памя­ти об уби­ен­ных мла­ден­цах, невин­но заму­чен­ных преж­де, чем солн­це кос­ну­лось их лиц лас­ко­вы­ми сво­и­ми лучами.alt

    Четы­ре года отец Либор Сера­фим Галик, сам роди­тель пяте­рых детей, с кре­стом в руках и с пла­ка­том на гру­ди день за днём выхо­дил и про­дол­жа­ет выхо­дить по утрам на свое молит­вен­ное сто­я­ние у вхо­да в кли­ни­ку. Про­те­стуя про­тив убий­ства, став­ше­го для всех обы­ден­но­стью, он гово­рит людям сло­ва Исти­ны и гром­ким, хоро­шо постав­лен­ным, как у боль­шин­ства свя­щен­ни­ков, голо­сом чита­ет псал­мы из Псал­ти­ри, слыш­ные даже во дво­ре и в залах боль­ни­цы. «Вот насле­дие от Гос­по­да — дети; награ­да от Него — плод чре­ва», — зву­чит песнь Дави­до­ва. В чеш­ских газе­тах как-то напи­са­ли: «Про­ис­хо­дит то, от чего отвык народ: сло­во Божие воз­гла­ша­ет­ся еже­днев­но на ули­це, на пло­ща­ди». Но мно­гим этот хри­сти­ан­ский подвиж­ник казал­ся безум­цем, фана­ти­ком. Руко­вод­ство кли­ни­ки все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми пыта­лось пре­кра­тить его дея­тель­ность, обви­нив свя­щен­ни­ка в нару­ше­нии зако­на о собра­ни­ях и в злост­ном хули­ган­стве. Но тот оба эти про­цес­са выиг­рал в суде. У вхо­да в лечеб­ни­цу его изби­ва­ли неиз­вест­ные муж­чи­ны, один раз обли­ли крас­кой. «Те люди, кото­рые уби­ли уже мно­го детей, про­из­во­дя абор­ты, меня нена­ви­дят и силь­но хотят, что­бы я мол­чал», — объ­яс­нил отец Либор. Доста­ва­лось ему и от мест­ных акти­ви­стов Лиги геев и лес­би­я­нок. Дру­зья свя­щен­ни­ка ста­ли выхо­дить в пикет вме­сте с ним, что­бы огра­дить сво­е­го пас­ты­ря от побо­ев и плев­ков. Раз в месяц, по выход­ным, жите­ли горо­да видят отца Либо­ра на ули­цах Брно во гла­ве орга­ни­зу­е­мых им про­ти­во­аборт­ных шествий. Участ­ни­ки мар­ша демон­стри­ро­ва­ли пла­ка­ты с шоки­ру­ю­щи­ми фото­гра­фи­я­ми, сде­лан­ны­ми в гине­ко­ло­ги­че­ских кли­ни­ках и запе­чат­лев­ши­ми ужас­ные послед­ствия абор­та — мёрт­вых, зали­тых кро­вью детей, рас­кром­сан­ных вра­чеб­ны­ми инструментами.

    NEZABIJEŚ! — было напи­са­но на каж­дом из пла­ка­тов. Сам отец Либор нёс перед собой образ свя­ти­те­ля Симео­на Бого­при­им­ца, свя­щен­ни­ка-стар­ца, кото­ро­му выпа­ло на долю при­нять на руки ново­рож­дён­но­го Хри­ста и най­ти свою смерть от вои­нов царя Иро­да в день изби­е­ния виф­ле­ем­ских младенцев.

    Семья отца Либо­ра стра­да­ла от тяжё­лых уда­ров, нано­си­мых сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции. Пер­вый канал чеш­ско­го теле­ви­де­ния, ком­мен­ти­руя молит­вен­ное сто­я­ние свя­щен­ни­ка, оста­вил послед­нее сло­во за его про­тив­ни­ка­ми. Но худ­шим потря­се­ни­ем ста­ли для него «откры­тые пись­ма» из Брнен­ской пра­во­слав­ной общи­ны (Чехия — тра­ди­ци­он­но като­ли­че­ская стра­на), зву­чав­шие так: «Дея­тель­ность Либо­ра Гали­ка несов­ме­сти­ма со слу­же­ни­ем пра­во­слав­но­го духов­ни­ка. Его про­тест име­ет агрес­сив­ный, сек­тант­ский нрав. Он вре­дит пра­во­сла­вию в Чеш­ской рес­пуб­ли­ке. Галик дей­ству­ет в фор­ме кон­фрон­та­ции, вызы­ва­ет нега­тив­ную реак­цию людей. И вооб­ще он не наш, а приш­лый с Трже­би­ча, где и был воз­ве­ден в сан». Сила молит­вы под­дер­жи­ва­ла отца Либо­ра в те дни, когда им овла­де­ва­ло отча­я­ние, когда он опа­сал­ся за сво­их детей, тоже нема­ло пре­тер­пе­вав­ших. Но вот, глав­ные его про­тив­ни­ки в общине, свя­щен­ник и ста­ро­ста, ото­шли от борь­бы с ним, один — лишён­ный долж­но­сти епи­ско­пом, дру­гой — поки­нув­ший свой пост из-за ухуд­ше­ния здо­ро­вья. А через четы­ре дня после оче­ред­но­го шествия, трид­ца­то­го по сче­ту, неожи­дан­но умер один из трёх дирек­то­ров кли­ни­ки, более дру­гих высту­пав­ший про­тив отца Либо­ра на теле­ви­де­нии. Он рас­суж­дал о том, что ника­кое не зло — то, что в его лечеб­ни­це уби­ва­ют путём абор­та сот­ни детей; он же уво­лил жен­щи­ну-вра­ча за отказ умерт­вить ребенка.

    altА в одном из сле­ду­ю­щих про­ти­во­аборт­ных мар­шей при­нял уча­стие сам архи­епи­скоп Симе­он, гла­ва Оло­мо­уц­ко-Брнен­ской епар­хии и вто­рой иерарх Пра­во­слав­ной Церк­ви Чеш­ских земель и Сло­ва­кии. После Литур­гии в домаш­ней часовне свя­щен­ни­ка вла­ды­ка бла­го­сло­вил участ­ни­ков шествия и в их тол­пе отпра­вил­ся к кли­ни­ке, у вхо­да в кото­рую он вме­сте с отцом Либо­ром про­пел пса­лом и тро­га­тель­ную чеш­скую пес­ню «Мамин­ко-мама». Боль­шую часть марш­ру­та по ули­цам Брно прео­свя­щен­ный Симе­он, 80-лет­ний ста­рец, про­шел пеш­ком, опи­ра­ясь на посох, и лишь вели­ки­ми прось­ба­ми его уда­лось уго­во­рить про­дол­жить путь в авто­мо­би­ле, рядом с шеству­ю­щи­ми. «Бла­го­да­ря Гос­по­ду вра­ги детей не уни­что­жи­ли меня. Я про­дол­жаю молить­ся на ули­це перед боль­ни­цей», — так гово­рит отец Либор, день за днем воз­дви­гая крест под окна­ми лечеб­ни­цы, где одним назна­че­но уви­деть жизнь, а дру­гим — встре­тить смерть. По при­ме­ру его был орга­ни­зо­ван посто­ян­ный хри­сти­ан­ский пикет у подоб­ной кли­ни­ки в Пра­ге, выхо­дят с пла­ка­та­ми на ули­цы Бра­ти­сла­вы его сло­вац­кие еди­но­мыш­лен­ни­ки. NEZABIJEŚ! — зву­чит пре­крас­ный хор дет­ских голо­сов, нико­гда не слы­ши­мый в этом мире, но отчет­ли­во раз­ли­чи­мый в мире ином. И лишь Гос­подь зна­ет, сколь­ко жиз­ней чело­ве­че­ских спас этот пра­во­слав­ный свя­щен­ник, с молит­вой встав­ший на пути зла.

    Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

    Комментарии

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Яндекс.Метрика