Дмитрий Баранов: «Мы показываем, как выглядит убийство!»

09.07.2011

Интервью руководителя Международного движения против абортов «Воины Жизни» российской православной газете «Вечный Зов».


ДМИТРИЙ БАРАНОВ обращается с проповедью

«ВОИНЫ ЖИЗНИ» — это движение в защиту жизни. Его участники проводят свои акции в Санкт-Петебурге, Москве и других городах России и стран СНГ. О том, что это за движение, каковы его цели и задачи, мы беседуем с одним из его основателей и координатором Дмитрием Барановым.

Как появилось движение

— Дмитрий, как появилось ваше движение?

— Жили в Питере два молодых друга — Максим и Михаил. Когда они пришли к вере, воцерковились, они искали, чем могли бы послужить Господу. В итоге решили посвятить себя борьбе с абортами. Сначала издавали на свои деньги листовки — на дешевой бумаге, небольшим тиражом. С этого все началось в Петербурге.

— А вы были с ними?

— Нет, я тогда жил в Томске, заканчивал университет. Как и они, я хотел принести пользу Богу и людям. Исследуя историю мировых христианских организаций, я узнал о движении против абортов, которое есть в США и других западных странах. Долгое время я вынашивал мысль провести молитвенную акцию у абортария. Поделился этой идеей с архиепископом Томским и Асиновским Ростиславом. Владыка поддержал организацию такой акции. В сентября 2006 года я и мои друзья — студенты Томского университета — провели первый в современной России митинг против абортов. А через год я приехал в Петербург учиться в аспирантуре и уже здесь познакомился с единомышленниками.

— А вы как-то связаны с московским центром «Жизнь», борющимся против абортов?

— Конечно! Туда поначалу пришли Максим с Михаилом. Да и я из Томска им писал, и на митинге раздавал их литературу. Мы создали внутри этого центра молодежное крыло «Омега». Но с течением времени стали самостоятельными. Активисты «Омеги» используют фото- и видеоматериалы.

— А что это за материалы?

— Это фотографии убитых в результате аборта детей — шокирующее зрелище! Волонтеры стали выходить на улицу не только 1 июня, как это практиковалось в центре «Жизнь», но почти каждую неделю — ведь детей убивают каждый день! Стало понятно, что «Омега» и «Жизнь» делают одно дело, но разными способами. А с центром «Жизнь» у нас остались нормальные, деловые отношения. Добавлю, что на наше становление большое влияние оказали скандинавские пролайферы, которые не раз приезжали в Петербург из Швеции и Финляндии. Сегодня группа называется «Азбука веры — Омега» и занимается просветительской работой. А от имени движения «Воины Жизни» мы добиваемся того, чтобы аборты запретили.

— Расскажите поподробнее о вашей организации, почему такое название: «Воины жизни»? Сколько вас человек и как осуществляется руководство?

— «Господи, соделай меня воином Жизни», — написал святитель Николай Сербский в своем знаменитом духовном произведении «Молитвы на озере». «Воины жизни, бейтесь крепко и не уставайте верить в победу!» Нам близок этот выдающийся святой ХХ века. Говорить о какой-то фиксированной численности не приходится, это не партия, а движение. Кто-то участвует раз в месяц, кто-то отдает силы служению каждый день. На акции собираются, как правило, десятки человек. Наиболее важные решения принимаются на совете. Совет объединяет активистов, уже внесших весомый вклад в развитие нашего дела. Общее руководство движением осуществляет ваш покорный слуга.

Для чего нужны пикеты


МИТИНГ в защиту жизни напротив Смольного

— Вы проводите пикеты у женских клиник и консультационных центров, где совершаются аборты. Как реагирует работники этих центров на ваши акции?

— Как правило, недружественно. Бывает и так, что реакции нет, сотрудники просто отгораживаются от нас поднятыми жалюзи и не идут на контакт. Но как бы то ни было — молчат они или ругаются — это итог обличения греха. Дело в том, что мы показываем на наших плакатах, как выглядит убийство. Это ужасно, и смотреть на это спокойно нельзя. Есть у нас и плакаты с фотографиями живых детей в материнской утробе. На них отмечен их срок жизни и написано, что их убийство разрешено законом. Это к тому, что все такие акции имеют целью — кроме воздействия на конкретную «фабрику смерти» — еще одну важную задачу: законодательно запретить аборты.

— Вы и с прохожими работаете?

— Да, мы общаемся с прохожими, в числе которых оказываются и пациенты таких заведений, да и самим сотрудникам говорим, что в стенах их «клиники» убивают детей, и показываем, как это происходит.

— А результаты есть?

— Есть данные о том, что, например, в Нью-Йорке в результате таких акций с 2002 по 2010 годы закрылась половина абортариев. Но там люди в детстве все же получили знания о 10 заповедях, и там подобное обличение греха детоубийства действует быстрее. Мы читаем на пикетах Евангелие, часто это делают священники прямо перед входом в абортарий. Все же большинство наших соотечественников пусть и не воцерковлены, но тем не менее крещеные и крестик носят. Будем надеяться, что подобная христианская деятельность просветит их души, и они обратятся к покаянию. Невозможное человеку возможно Богу!

Об отце Данииле Сысоеве

— Знаю, вы были знакомы с отцом Даниилом Сысоевым. Что это был за человек? Что особенно в нем запомнилось?

— Я познакомился с отцом Даниилом в феврале 2009 года. Первая встреча была на секции, посвященной молодежной миссионерской работе в Татьянинском храме при МГУ. Он очень тепло отреагировал, когда я рассказал, кто я и откуда, и подарил наши материалы. «Помогай вам Бог, дело хорошее», — примерно так сказал он.

— Это была единственная ваша встреча?

— Нет, я общался с ним еще летом того же 2009 года в молодежном лагере на берегу озера Селигер. Запомнилось, как я ходил с отцом Даниилом в лагерь к чеченцам-мусульманам: он проповедовал, а я сидел рядышком и слушал. Еще я слышал, как он готовил молодежь ко Крещению — а он очень многих крестил в водах Селигерского озера. Я слушал его лекции вечерами в огромных шатрах. Сподобилось мне и молиться на службе под открытым небом, которую служил батюшка. И во всем была видна его удивительная ревность о Боге. Последняя моя встреча с отцом Даниилом Сысоевым состоялась 6 ноября того же года — за 2 недели до того, как он принял мученический венец. Это было в Москве на выставке-форуме «Православная Русь».

Главное — приводить людей к Богу!

— Что говорил отец Даниил о борьбе с абортами и необходимости духовного просветительства?

— Отец Даниил входил в Оргкомитет Межрегиональной акции «Россия без абортов — 2009», проведение которой координировала наша инициативная группа. В его проповеди на митинге «Россия без абортов — 2009» и в проповеди на такой же акции в Москве в 2008 году звучали мысли о необходимости законодательного запрета абортов. Отец Даниил обратился тогда к правителям, напомнив о том, что Господь с них спросит, защитили ли они невинных детей, и во многом исходя из этого решится их участь в вечности.

— А о необходимости свидетельствовать о Боге при проведении антиабортных акций он говорил что-нибудь?

— На упомянутом выше форуме «Православная Русь», незадолго до смерти, отец Даниил посоветовал нам думать прежде всего о миссии. Так, чтобы акции против абортов служили, главным образом, приведению человека к Богу. Он сказал, что разговор на улице о проблеме абортов нужно использовать как повод, чтобы перейти к миссионерской беседе. Тогда, признаюсь, мне такая позиция показалась максималистской. Я думал, что многие из наших добровольцев просто не подготовлены к такому служению. Однако, наблюдая за нашими акциями, должен сказать, что периодически пикеты возле абортариев и иные акции перерастают в миссионерские мероприятия. Мне радостно, когда я вижу, что мы выполняем благословение отца Даниила Сысоева — выдающегося миссионера, принявшего мученический венец за проповедь веры.

Мы — в лидерах по числу абортов

— Дима, в результате абортов мы в стране ежегодно теряем миллионы детей, кстати, сколько точно? И что нужно для того, чтобы эта преступная практика прекратилась?

— В России ежегодно совершается около 5 миллионов абортов. Это более чем в три раза больше заявленной статистики. Почему такие цифры? У нас полно абортариев, которые просто не учитывают совершенные аборты. Отчасти это связано с тем, что нельзя привлечь к уголовной ответственности гинекологов, совершивших аборты на поздних сроках (вплоть до родов) по простому желанию женщины, нет пока что статьи в УК.

— Но мы знаем, дети убиваются не только в результате традиционных абортов…

— Да, нужно иметь в виду, что гораздо больше детей убивается внутриматочными спиралями, гормональной контрацепцией и иными абортивными контрацептивами. Убиваются дети и в процессе экстракорпорального оплодотворения («дети из пробирки»). Мы не отделяем в своей борьбе все эти разнообразные формы уничтожения человеческой жизни от понятия «аборт». Когда мы говорим, что мы против абортов, это значит, что мы против всех этих видов детоубийств. А точное число жертв всех этих средств даже посчитать сложно. Десятки миллионов загубленных душ в год…

— Поддерживает ли вас Церковь и в чьем лице?

— В Петербурге духовником нашей группы является председатель епархиального отдела по делам молодежи протоиерей Артемий Скрипкин. С ним мы обсуждаем все основные вопросы. Неоднократно встречались с председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным. Отец Всеволод поддерживает нас, и по его благословению мы проводим общероссийские, а с этого года — международные акции в День защиты детей.

— Скажите, как с вами можно связаться?

— По телефону: +7-951-675-91-17. Сайт: www.abortamnetjoom. Страничка В Контакте: www.vkontakte.ru/voinyzhyzni. Присоединяйтесь!

Вел беседу Арсений НОВИКОВ
Фотографии автора

Прочесть на сайте газеты:

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика