«Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение? Скажешь ли: "вот, мы не знали этого"? А Испытующий сердца разве не знает? Наблюдающий над душею твоею знает это, и воздаст человеку по делам его». (Притч.24:11-12)

Движение "Воины Жизни": форум
24 °ТУгбв 2019, 16:37:17 *
Добро пожаловать, %1$s. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

:
 
      
Страницы: [1]

Автор Тема: Черногорские дети в XIX веке  (Прочитано 6671 раз)

Та_К63

  • Прибывший
  • *
  • Сообщений: 4
    • Просмотр профиля
Черногорские дети в XIX веке
« : 07 БХЭвпСам 2008, 15:40:50 »

Все, кто посещает Черногорию отмечают особое отношение там общества к ребенку .. и вот мне повстречалась эта статья:

     Черногория испокон веков манила, притягивала к себе путешественников, ученых, художников, писателей, прежде всего, своими строгими нравами, патриархальными обычаями, гостеприимством, потрясающе божественной природой и, безусловно, особым отношением взрослых к детям, а детей к взрослым. Русские, а также иностранные авторы путевых заметок, которые побывали в Черногории, оставили тому огромнейшее количество подтверждений, фактов, примеров и своих собственных суждений, без которых сегодня было бы сложно дать полную картину Черногории XIX века, а также понять положение черногорского ребенка в то время.
     Ребенок в черногорском обществе в XIX веке представлял нечто сакральное. Особенно это касалось мальчиков. С особой радостью, восторгом и нетерпением ждала его появления на свет не только семья, но и племя, родина. Ружейные выстрелы и геройские эпические песни встречали новорожденного черногорца, так как именно мальчики примкнут к той немногочисленной, но непобедимой горсти борцов, на которых будет держаться свобода и честь небольшого княжества. И это вполне естественно, так как историческая жизнь черногорского народа сложилась так, что ему приходилось на протяжении века бороться за свободу своей страны с врагом номер один – турками.
     Для Черногории мальчик – прежде всего будущий воин, а для семьи – дополнительная рабочая сила, в то время как девочка – будущая мать, продолжательница рода и хранительница домашнего очага. В свою очередь, рассказывая о рождении дочери, отец всегда произносил фразу: «извините» («опростите» – черногорский вариант), у меня родилась дочь, как бы прося тем самым прощения у общества, племени, семьи за такое недоразумение. А если у черногорца спрашивали, сколько у него детей, то он называл только число мальчиков, как будущих юнаков-бойцов, о дочерях же умалчивал или сообщал только на ухо, по секрету, как о чем-то предосудительном. Но девочек несмотря ни на что любили не менее сыновей. Просто рождение слабого пола не встречалось так шумно и весело, как рождение сильного пола – «не гремят выстрелы, не льется вино, не сыплются со всех сторон поздравления, но все же она считается равным членом семьи».
     Сакральность и священность черногорских детей подтверждалась и еще парой фактов. Ребенок, согласно нормам обычного патриархального черногорского права, являлся неприкосновенной личностью, лицом, которое имело ряд прав, привилегий. Никто не имел права отнять у ребенка жизнь. Так за смерть ребенка (речь идет об абортах) в Черногории строго наказывали родителей, совершивших это правонарушение. Их, как правило, «каменовали» – забивали камнями. Для девушек, согрешивших таким образом, в Черногории в старое время это было высшей и суровой мерой наказания. Такому же наказанию подвергался и ее соучастник – мужчина. Но его было найти сложнее всего. Поэтому близким родственникам девушки разрешалось расправиться с ним по своему усмотрению.
     Находясь под охраной патриархальных обычаев, маленькие черногорцы имели больше прав, нежели взрослый человек. Только своим существованием во взрослом мире они могли сделать многое, например, отменить законы. Весьма распространенным явлением в Черногории в то время было прошение жен с грудными детьми. Это являлось самой высокой степенью просьбы в Черногории. Женщины ежедневно приносили по 50-60 грудных детей к дому владыки и умоляли оставить принятые им меры. Это, по всей видимости, было связано с тем, что существование черногорского ребенка в мире, его появление на свет было сакральным явлением, и посягать на него, игнорировать считалось грешным и неугодным Богу делом.

Воспитывая детей, взрослые старались не сломить, а укрепить свободолюбивый и независимый нрав, сохранить в маленьких черногорцах высокое чувство собственного достоинства. Поэтому почтение, любовь, радость, понимание, религиозность, нежность и трепетное отношение к ребенку являлись основными мотивами в воспитании и образовании. Так в черногорском мальчике воспитывались в первую очередь духовные качества, а затем и физические. Оба родителя учили его с самого раннего возраста прислушиваться к словам и мнению отца и дедов, смотреть на вещи с надлежащей точки зрения, отлично знать историю страны, ее отношение к другим державам, политическое значение, гордиться своей страной и племенем, в котором был рожден, никогда не терять чувства собственного достоинства. Главным условием в воспитании черногорца было привить ему чувство патриотизма. Такое исключительное черногорско-военное воспитание получали не только простые дети, но и дети высокопоставленных лиц Черногории. Так Петр II Петрович Негош рос, как и многие простые черногорские дети, в доме своего отца в селе Негушах; будущий черногорский князь Данило воспитывался в доме своих родителей под звуки гуслей и национальных геройских песен; детство князя Николы протекало так же, как протекало детство всех черногорских детей, среди серьезных физических упражнений, «составляющих и школу и предвкусие военных забав... почти все время он проводил то верхом, то пешком, бродя по лесам и горам вдали от отцовского дома... а постоянное созерцание этой величественной, дикой природы возбудило в его душе безграничную любовь и поклонение своей родине». Черногорский мальчик воспитывался на тех идеалах и ценностях, с которыми предстояло жить всю жизнь – удаль и геройство, храбрость и бесстрашие. А эпические песни, предания старины помогали привить эти качества будущему защитнику отечества. Но самое главное - отец учил мальчика, прежде всего, быть мужчиной, чтить своих родителей и относиться с должным чувством уважения к женщине, в особенности к маме, как к чему-то священному, так как она – мирный уголок среди боевой, тревожной жизни черногорца. Все эти постулаты выполнялись черногорским мальчиком. Высоко стояло в Черногории материнство, поэтому мальчик с почтением относился к матери – «нет большего греха, как непослушание матери». Из повиновения к своим родителям черногорские дети – мальчики, девочки не выходили до конца своей жизни и, сделавшись уже совершенно взрослыми, оставались такими же послушными детьми, какими были в своей ранней молодости, «слушаются своих отца и матери до смерти их так же, как слушались, бывши сами еще детьми

Воспитание черногорской девочки было довольно таки суровым, так как на ее плечах лежала семейная жизнь, а кроме того, она – будущая мать, хранительница обычаев и нравов. С одной стороны, девочка в семье была чужой, так как в ближайшем будущем она покидала отчий дом и вступала в совершенно незнакомый, иной, почему и говорилось: «девочка – чужой обед». А с другой стороны ее связь с семьей была гораздо теснее, и она раньше становилась активным членом семьи, нежели мальчик. С 7 лет она начинала трудиться и помогать семье (ухаживала за домашней птицей, присматривала за меньшими братьями и сестрами, занималась пастушеством, носила воду, следила за очагом, стирала, забравшись в воду по колени, усердно колотила мокрое белье, разложенное на камнях, вязала, плела, шила, вышивала). Даже девочки высокопоставленных лиц Черногории выполняли все домашние, полевые работы, ничем не отличаясь в этом плане от девочек из простых семей.
     Родители прививали ей с самого раннего детства религиозность, любовь к семье, родине, труду, домашнему очагу, детям. А жизненное кредо заключалось в двух словах: работать и страдать. Цель семьи заключалась в том, чтобы воспитать скромное, молчаливое, прилежное создание. С рождения мама воспитывала свою дочку на подвигах прадедов, на истории черногорского народа, на юнацких песнях, в которых предсказывала ей хорошую судьбу, семью и мужа-богатыря. И недаром главным идеалом черногорской девочки в то время являлась Даница (главная героиня поэмы «Балканская царица»), которая, трудясь в своей семье, рада, что боса, голодна, утомлена и почти нага, но борется вместе со своим мужем, отцом, братом и сыном на границах своей страны за веру и свободу своего милого сердцу отечества, чистая душой и телом, она верна до смерти своему призванию, дому. В процессе воспитания детей родители пытались привить им и хорошее отношение к иностранным государствам, в частности к России. Они обыкновенно часто рассказывали о России, русском народе, о том, что это братья по вере и нужно поддерживать с ними отношения не только политические, культурные, духовные, но и чисто человеческие.
     Путешествуя по Черногории, русские авторы отмечают, насколько тепло и искренне отзывались маленькие жители Черногории о русских и России. Дети с 6-7 лет знали практически всех русских путешественников, топографов, ученых, бывавших в Черногории. О русском народе и о русском царе дети искренне го-ворили, что они – братья черногорцев, а русский царь – лучший приятель черногорского правителя, и без его мнения правитель ничего не делает, а сама Россия представлялась им страной, в которой солнце никогда не заходит.
     Но какие же дети без игр? Да еще в Черногории в XIX веке? Даже в то время детишки умело придумывали себе занятия и развлечения. Как правило, самыми любимыми забавами у мальчиков были игры на меткость (аналог сегодняшней игры в дротики). Обычно ими выбирался самый высокий и могучий дуб, на котором кружком снималась кора, своего рода мишень. Чуть поодаль в стороне к другому дереву привязывался петух. Судьями, в основном, были пожилые люди, которые проводили своего рода экзамен на меткость. По определенному знаку двое ребят выходили на ринг и начинали свою борьбу за победу. Один стрелял в цель, а другой - в петуха, и кто больше набирал очков, тот и оказывался победителем. Если мальчишка попадал в цель, зрители с мест его поздравляли, но если же происходило обратное – над ним смеялись, да к тому же взимали с него по 2 гроша, сверх одного, который каждый участник соревнований обязан был заплатить до соревнований. Деньги, которые удавалось собрать в процессе игр, раздавались беднякам за убитых птиц...
     Также нельзя не упомянуть и спортивные игры, в которые с обожанием играли дети, как мальчики, так и девочки. Это прыжки в открытом поле без препятствий или, наоборот, с препятствиями, гимнастические упражнения, метание тяжелых камней на большое расстояние.
     Дети всегда остаются детьми. И в какую бы эпоху ни жили эти «маленькие взрослые», они – обыкновенные дети со своим миром развлечений, игр и забав, в условиях того времени, в котором живут.

Источник: "Славянская душа"
Записан

Оленька

  • Прибывший
  • *
  • Сообщений: 17
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Черногорские дети в XIX веке
« Ответ #1 : 29 ѕЪвпСам 2008, 22:20:53 »

Вот это  да . Если бы сейчас хоть на маленькую толику радовались детям, в мире было бы немного меньше абортов.
 Для меня каждый новый ребенок означает, что на свете будет ещё один человечек, который меня любит.  Я считаю, что с каждым рождением на свете умножается любовь.
Записан

Диана Лунит

  • Прибывший
  • *
  • Сообщений: 19
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Черногорские дети в XIX веке
« Ответ #2 : 03 ЅЮпСам 2012, 02:33:22 »

Я тоже бы радовалась... Но дело в том, что я так и не нашла взаимную любовь (а сейчас её порядочные люди редко находят), я мечтаю об усыновлении. Вот пусть кто-нибудь родит и мне отдаст.
Записан
Страницы: [1]
 
 

Powered by MySQL Powered by PHP SMF 2.0.15 | SMF © 2017, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!