Растление смыслов. Заповедь «Не убий!»

18.07.2014

Младенцы у утробе уже мечтают во чреве матери обнять ее, улыбнуться ей, как мы улыбаемся первому подснежнику, появляющемуся из под снега и являющему миру чудо красоты Божией. Появившись на свет, они надеются одеться в белые нетленные одежды Крещения, а после смерти встретиться с Богом, со Святыми, со своими родными, любимыми и друзьями. Возможно, что они чувствуют опасность и видят сны, в которых их любовь к родным и к Богу уже распинается на кресте. Но они не идут на него добровольно, потому что выбор жизни или смерти у них украден. Их никто не спрашивает, хотят ли они жить, даже если при жизни они были бы обречены на существование в полной нищете или были бы рождены больными и недееспособными.

Кажется, что смысл заповеди «Не убий!» – очевиден, и православному христианину никакие дополнительные пояснения здесь не требуются. Но именно эту заповедь более всего извращает отец лжи, дьявол, еще 2000 лет назад ненавидевший Иродовой злобой Богомладенца.
И сегодня человекоубийца от начала продолжает ненавидеть тех, кто своей кротостью и чистотой души уподобились самому Христу. Нерожденные дети надеются прийти в наш мир, уже заранее обнимая его своею доверчивой любовью, которую больше всего на свете ненавидит сатана. Как и Вифлеемские младенцы, не совершив еще ни одного вольного или невольного греха, своей душевной чистотой они обличают современный мир, для которого грех – это обычная норма.
Эти младенцы уже мечтают во чреве матери обнять ее, улыбнуться ей, как мы улыбаемся первому подснежнику, появляющемуся из под снега и являющему миру чудо красоты Божией. Появившись на свет, они надеются одеться в белые нетленные одежды Крещения, а после смерти встретиться с Богом, со Святыми, со своими родными, любимыми и друзьями. Возможно, что они чувствуют опасность и видят сны, в которых их любовь к родным и к Богу уже распинается на кресте. Но они не идут на него добровольно, потому что выбор жизни или смерти у них украден. Их никто не спрашивает, хотят ли они жить, даже если при жизни они были бы обречены на существование в полной нищете или были бы рождены больными и недееспособными.
Что такое наши скорби и болезни в настоящей временной земной жизни по сравнению с вечной жизнью? Ведь никто из живых, из судей убиенных младенцев пусть даже очень тяжелую жизненную участь на страшную мучительную смерть без крещения никогда бы не променял.
Но миллионы нерожденных навсегда остаются безмолвной жертвой, взятой на смерть и обреченной на убиение (Притч. 24:11). Их ненавидят мир, родители, «врачи». Степень этой ненависти превосходит естественную человеческую злобу, потому что это злоба нечеловеческая, а сатанинская. Эту ненависть дьявол вкладывает в сердца тех, кто призван защищать жизнь своего собственного дитя, кто призван лечить, а не убивать внутриутробных младенцев.
Все извращения смысла заповеди «Не убий» прячутся за причинами-оправданиями или фантомами последствий этого смертного греха, которые как Вавилонскую башню строят для себя и для окружающих детоубийцы.
Сегодня многие растлители смыслов слова Божия ставят жирную точку в дискуссиях в блогосфере, подменяя «Не убий!» на «Убий!» — Всё. После этого они в реале уже готовы выйти на поле брани на стороне воинов зла. Там они будут продолжать поражать сатанинским мечом нерожденных детей направо и налево. В этом состоит смысл их богоборчества, их войны против Того, Кто сказал человеку: «Выбери жизнь!» Тление извращенного смысла слова как медленный адский огонь сжигает совесть тех, кто сегодня дерзает называть себя православными христианами. Но разве бывают христиане с сожженной дотла совестью?
Вот что о полном и безоговорочном запрете абортов в России пишет православная И. :
«Этого быть не может при любой власти.
Вы возьмете на себя ответственность заставить рожать женщину, которой это категорически запрещено по медицинским показаниям? — Это должна решать сама женщина.
Вы возьмете на себя ответственность заставить рожать женщину после зверского изнасилования? — Думаю, что это тоже выбор самой женщины.
Бог дал выбор человеку грешить или быть праведником».
А другая православная Т., выступает за насильственную стерилизацию психически больных:
«По этой причине, на мой взгляд, есть смысл рассмотреть вопрос о стерилизации некоторых групп больных недееспособных женщин.
… все тотальное ужасно.
… Знаю на практике пример стерилизации психически нездоровой женщины. Причем с решением врачей согласна — беременела она регулярно и неизвестно от кого, а заболевание было у нее передающееся по-наследству.
Исходя из Вашей теории запрет на зачатие и рождение в психбольницах тоже чрезмерен? Пусть сами пациенты решают, рожать им или нет».
Последнее замечание особенно актуально в свете предложений законопроекта N527279-6, когда недееспособных лишают права решать: рожать им или нет. Их детей собираются принудительно абортировать. Их мнение никого не интересует. За них все решит судья, прокурор, сотрудник органов опеки и их законный представитель, который и напишет заявление в суд об аборте ребенка недееспособной. Недееспособная беременная даже не имеет права сказать, как любой дееспособный человек: «Я НЕ ХОЧУ ДЕЛАТЬ АБОРТ. Я ЛЮБЛЮ СВОЕГО РЕБЕНКА!» А когда решение о детоубийстве уже будет принято, она не сможет даже пискнуть в ответ. Права на апелляцию у нее нет. Вся судебная система – это медленный неповоротливый механизм. Граждане мотивированных решений ждут месяцами, суды идут годами. Но только не здесь. В этом случае все будет происходить стремительно, с космической скоростью, потому что здесь действует особенное дьявольское поспешение – поскорей, побыстрей убить нерожденного, ведь это сам сатана торопится принять кровавую жертву!
Растление смысла в вышеприведенных примерах связано, прежде всего, с извращенным пониманием определения свободы. Представители либерального модернизма искажают христианское понятие свободы, выступая не против греха, а только за его «ограничение или регулирование». Согласно их теории, получается, что свободный выбор человек осуществляет именно в грехе, потому что только грех и ложь «абсолютно свободны» от каких-либо причин и оснований.
Растлители правды, даже если они в собственной слепоте и не осознают этого, воюют на стороне детоубийц, не обращая внимания на миллионы трупов расчлененных нерожденных младенцев. Они просто не хотят видеть и знать про побочные продукты беременности, как миллионами убиенных в газовых камерах Треблинки и Майданека не интересовались Гейдрих и Гиммлер.
Растлители смыслов как будто хотят обмануть Бога, но обманывают они только себя и людей, подменяя чистоту и святость Святой Христовой Заповеди Божьей «Не убий!» на душепагубное греховное деяние детоубийства-аборта.
Наша задача — не молчать, не позволять растлевать и искажать смысл Заповедей Божиих. Подобно Предтече Господню Иоанну, память которого Православная Церковь отмечала совсем недавно, мы должны обличать грех и называть черное «черным», а белое «белым».

Текст из сообщества «Легализация Жизни»

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика