Как локомотив проаборта утягивал за собой вагоны «пролайфа»

18.07.2014

Под лозунгом «Спасем хотя бы некоторых» мы продолжаем убивать внутриутробных детей на всем сроке беременности. В России закон жизни «Не убий!» предлагается отложить на потом, а значит — навсегда. Но уже сегодня мы пожинаем страшные плоды компромиссов с такой позицией.

Смотри, безумные люди убивают величайшего между праведниками. Он мешает им? Да, мешает развратному царю Ироду и распутной Иродиаде. Правда Божия и Истина Божия мешают беззаконникам, мешают убогим грешникам, мешают всем, одурманенным разными страстями.
Св. Иустин (Попович) о смерти Иоанна Крестителя.
Иоанн Креститель обличал Ирода Антипу — сына и тёзку царя Ирода, приказавшего убить младенцев в Вифлееме. Ирод для православного движения за легализацию жизни – это особый персонаж, потому что Иродово избиение Вифлеемских младенцев и современные детоубийства-аборты, как самые страшные деяния, пронизывают всю человеческую историю кровавой нитью, связывая воедино имена всех детоубийц. Не думайте, что сегодня этот кровавый клубок распутан. Напротив, он все больше и больше обматывает души людей, не давая им каяться, застилая их глаза злобою «лютого и пребеззаконного Ирода» («Канон преподобного Андрея Критского, Святых младенцев избиенных от Ирода в Вифлееме Иудейском»), предлагая современным детоубийцам оправдывающие их причины и показания для абортов.
«Покайтесь!» – говорит нам учитель покаяния Иоанн Креститель. Эти вечные слова относятся и к современным детоубийцам, руки которых запятнаны в крови от иродова греха, и к тем, кто сегодня защищает узаконенные аборты или придумывает для них оправдания. Иоанн Креститель, бесстрашно обличая беззаконие, дал нам пример христианского отношения к властям, которые поддерживают грех. О таковых о. Даниил Сысоев написал: «Власть, которую Бог Сам поставил на земле, обязана следовать не воле народа, а Его воле. А имя Ему – Хранитель младенцев (Пс. 145). Он повелевает властям использовать право меча для защиты маленьких детишек». (Гражданин неба, М., 2011, стр. 117).
Мы не забыли фашистские программы по контролю рождаемости и секспросвета депутата Лаховой Е.Ф. Мы помним об очередной версии законопроекта «О репродуктивных правах граждан», который недавно пыталась внести на первое чтение в Госдуме депутат О. Борзова. И когда нам говорят: «Но ведь закон все равно не прошел», то мы отвечаем: «Вчера не прошел, а сегодня…». А сегодня депутат Мизулина сообщает о том, что в комиссию при ее комитете по делам семьи и материнства в Госдуме РФ вошли и Лахова, и Борзова. Круг замкнулся.
Мы не можем не обличать зло. Это наш христианский долг и деятельное проявление нашей веры. «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» (Прит. 24:11).
Итак… Сегодня от иных представителей власти мы слышим лозунги о профилактике беременности с целью сокращения количества абортов, но только при одном самом главном условии – аборты запрещать нельзя! Под лозунгом «Спасем хотя бы некоторых» мы продолжаем убивать внутриутробных детей на всем сроке беременности. В России закон жизни «Не убий!» предлагается отложить на потом, а значит — навсегда. Но уже сегодня мы пожинаем страшные плоды компромиссов с такой позицией чиновников и депутатов.
Депутат от партии «Справедливая Россия» Мизулина Е.Б. уже несколько последних лет позиционирует себя как православная – участвует в ежегодных Рождественских чтениях, православных мероприятиях и совещаниях. Она заявлена одним из главных спикеров на Международном семейном форуме в сентябре 2014 г. При этом именно она разрабатывала раздел законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», касающийся абортов.
Вот некоторые результаты этой деятельности:
Статью 52 п.3 Мизулина Е.Б. предлагала изложить в следующей редакции:
«Аборт проводится при наличии письменного информированного добровольного согласия (ИДС) женщины, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 настоящей статьи».
Это означает, что беременных женщин до 15-летнего возраста и больных наркоманией до 16 лет будут брать за руку родители или их законные представители и вести убивать их внутриутробного младенца. Мнения беременных никто спрашивать не будет, так как по закону право на ИДС, разрешающее медицинское вмешательство в этом случае имеют родители, усыновители, опекуны, органы опеки и попечительства.
По многолетнему опыту работы с несовершеннолетними беременными мы знаем, что их обычно принуждают к аборту именно родители или так называемые их законные представители. Первый аборт любая женщина независимо от возраста обычно делать не хочет. Но кому сегодня нужны грудные дети у несовершеннолетних и наркоманок? Беременные, захлебываясь от слез, просят не убивать своего первенца, но в ответ они слышат: «Ты должна вначале образование получить, потом еще родишь, а сейчас не время». Однако никто не говорит первобеременным, что первый аборт – это основная причина бесплодия в России, и миллионы женщин после первого детоубийства родить уже не смогут никогда. Это ЭКСКЛЮЗИВНАЯ поправка Мизулиной была принята в законе «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».
Предложения о насильственных абортах для отдельной группы несовершеннолетних не исчерпывает воображения депутатов Госдумы РФ. Мизулина Е.Б. поддержала практику насильственного детоубийства у недееспособных. Вот, что она прописала в п.4. статьи 52 законопроекта:
«Искусственное прерывание беременности у совершеннолетней, признанной недееспособной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, возможно по решению суда, принимаемому по заявлению ее законного представителя с учетом мнения этой недееспособной».
Последнее звучит как простое издевательство, потому что уж если мнения несовершеннолетних дееспособных никто не спрашивает (несовершеннолетние недееспособны в силу возраста), то и мнение других недееспособных никого интересовать не будет.
В статью 50, часть 2, касающуюся информированного добровольного согласия (ИДС) на медицинское вмешательство, Мизулина Е.Б. внесла свою эксклюзивную поправку о том, что «совершеннолетние недееспособные в случае беременности не имеют права на информированное добровольное согласие», а значит, у них нет и права решать, убить или не убить своего внутриутробного младенца.
Мизулина, будучи «надеждой православной общественности» в плане борьбы против абортов, нигде не выступила и против нацистских мер стерилизации больных и немощных, которые сформулированы в законопроекте следующим образом:
«По заявлению законного представителя совершеннолетнего лица, признанного недееспособным в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, медицинская стерилизация возможна по решению суда, принимаемому с учетом мнения этого недееспособного лица».
Наши эксперты правильно заметили, что недееспособность – не есть штамп в паспорте о вечном пожизненном заболевании, так как многие категории недееспособных, особенно психически больных, находятся в стадии перманентного лечения и имеют все шансы выздороветь. Однако в этом случае шансов иметь детей у них уже не будет, так как их насильственно стерилизуют.
В п. 5 статьи 52 законопроекта Мизулина Е.Б. поддержала развитие рукотворного геноцида, аккуратно переписав в своих поправках эти предложения:
«Аборт проводится при сроке беременности до двенадцати недель. В случае, если беременность наступила в результате изнасилования, допускается проведение аборта при сроке беременности до двадцати двух недель. При наличии медицинских показаний аборт проводится независимо от срока беременности».
Одновременно с легализацией детоубийства на всём сроке беременности Мизулина вносит в законопроект практически неработающие поправки об «усложнении» процедуры аборта. «До подписания документа об информированном добровольном согласии на проведение аборта медицинское учреждение организует для женщины визуализацию плода и его сердцебиения при ультразвуковом исследовании, а при сроке беременности более 6 недель – прослушивание сердцебиения плода, а также прохождение ею консультации у психолога и (или) социального работника, в ходе которой ей разъясняется право отказаться от производства аборта».
А в конце этой статьи есть добавление: «…за исключением случая, когда медицинское вмешательство неотложно».
Неотложность или срочность аборта определяется в современных условиях только желанием женщины сделать поскорее аборт, а также ее платежеспособностью, потому что сегодня на 28 неделе беременности абсолютно здоровым женщинам делают аборт в день обращения, а врачи пишут при этом в медкарте либо одно из сотни медицинских показаний для аборта, либо просто магические слова: «начавшееся кровотечение» или «самопроизвольный выкидыш». И никаких прослушиваний сердцебиений, фильмов и уговоров психологов! Хочешь быстрее убить своего младенца – никаких проблем, только плати 30 000 рублей за незаконный срочный аборт позднего срока беременности. А если женщина обращается в абортарий на православные праздники, то возможны и Рождественские скидки, как в Московской клинике «Медхелп», которая предоставляет возможности выполнить аборт с элементами кощунства.
На ставку психолога-консультанта, отговаривающего женщину от абортов, сегодня почти все госклиники плевать хотели, а про коммерческие абортарии и говорить нечего. Приведём конкретный пример. Весной петербургские пролайферы познакомились с Людмилой — консультантом в госбольнице на Крайнем Севере. Мы не называем её фамилии и города, чтобы не осложнить её работу. Она рассказала, с каким невероятным трудом «выбила» эту ставку, уйдя с высокооплачиваемой работы в больницу, чтобы спасать детей. И она прямо сказала, что вполне возможно, долго не продержится, потому что в больнице почти все, кроме одного врача, не поддерживают работу в их стенах психолога-консультанта, отговаривающего от абортов и не предлагающего в качестве альтернативы другие средства для детоубийства. Конечно же, мы всячески поддерживаем труд всех, кто отговаривает от непоправимого шага женщин. Однако важно понимать, что наша цель — не организация консультаций при условии узаконенных детоубийств, а их полный запрет.
Но в то же время… Депутат Мизулина предлагала внести новую коммерческую струю в работу госклиник путем маркетинга медикаментозного гормонального аборта с помощью пилюли мифегин-мифепристон. Этот аборт выполняют сегодня в основном только в коммерческом абортарии. У пилюли «выпил таблетку – и нет ребенка» очень серьезное проабортное лобби в Госдуме РФ, так как гормональные аборты – это будущее всего абортного бизнеса. Деньги за них получают большие, а делать почти что ничего и не нужно: дал таблетку беременной, которая 10000 руб. в кассу оплатила, и до свидания, ребенок умирает дома. Вот, что конкретно предлагала ни РАПС и абортмахеры, а — «православная Мизулина»:
Статья 52 п.9. Оборот лекарственных средств, используемых для проведения медикаментозного аборта, осуществляется только по рецепту врача того медицинского учреждения, в котором женщина состоит на учете в связи с беременностью.
Разве врачи, которые после вышеприведенной законодательной нормы смогут зарабатывать деньги, сравнимые с их месячной зарплатой, станут направлять потенциальных клиентов к консультантам, которые хотят спасти жизнь внутриутробного младенца? Этому не бывать никогда.
И стоит ли удивляться тому, что в ответ на проабортные предложения так называемых «пролайферов», они получают адекватную их идеям законодательную норму о принудительных абортах у беременых до 15 лет, наркозависимых до 16 лет и недееспособных в «Законе об охране здоровья граждан РФ», а также законодательные статьи о принудительной стерилизации недееспособных.
Но сегодня эта фашистская история не закончена. В настоящее время в Госдуме рассматривается внесенный пятью депутатами «мизулинского» комитета законопроект, предусматривающий принудительные аборты несовершеннолетним недееспособным на всем сроке беременности с окончательным закреплением игнорирования их мнения в вопросе об убийстве их же ребёнка. Елена Борисовна успела высказаться против, но остаётся непонятным: зачем же она сама в своих поправках прописывала принудительные аборты? Ведь новый законопроект — это процедурное уточнение её собственных поправок.
Подведём итоги. Борьба за спасение лишь отдельных категорий внутриутробных младенцев оборачивается миллионами убитых детей ежегодно. Пропаганда так называемой профилактики беременности при непременном условии незапрета абортов показывает пренебрежительное отношение людей к заповеди «Не убий!», когда модернисты хотят примирить Истину с современными мирскими ценностями и поменять местами Христа и Велиара. Но свести к компромиссу Истину невозможно. Ее можно отменить и не исполнить, как некогда предлагали делать фарисеи, «уча учениям, заповедям человеческим» (Мф.15:9).
Мы вступили в эпоху вечной профилактики беременности, когда про запрет абортов люди во властных структурах уже много лет подряд нам говорят: «Только не сейчас». (Подразумевая, что это может случиться, «когда рак на горе свистнет», то есть НИКОГДА).
«Компромиссы в мыслях и словах, на которые пошли христиане, их небрежность в поступках открывают путь силам абсурда, сатаны, Антихриста. Современная эпоха абсурда – справедливое возмездие христианам, которые не смогли быть христианами» (Иеромонах Серафим (Роуз).

Из сообщества «Легализация Жизни»

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика