Люди с синдромом Дауна живут среди нас, и они счастливы

02.01.2013

Необходимо решить: или мы сохраняем жизнь каждого человека, или делим людей на лучших и худших. Мы рассматриваем ребенка как проблему, но ведь это — человек. Каждый из нас на каком-то этапе жизни доставляет проблемы близким.

 

Константин Радзивилл

Беседа с Константином Радзивиллом, заместителем председателя Главной врачебной палаты Польши.

25 октября 2012 года.

— В Сейме продолжается обсуждение проекта дополнения закона «О планировании семьи, охране человеческого плода и условиях, допускающих прерывание беременности». Речь идет об исключении из Статьи 4а, часть 1 пункта 2, который допускает аборт, если «результаты пренатального исследования или другие медицинские показания указывают на высокую вероятность тяжелого и необратимого нарушения развития плода или неизлечимой болезни, угрожающей его жизни». Пан Константин, считаете ли Вы, что такая формулировка является настолько точной, что не допускает произвольной интерпретации?

 — Я считаю, что она не точна. Значения слов: «тяжелое», «необратимое», «неизлечимое», «угрожающее жизни», — зависят от интерпретации, так как не имеют ни однозначного юридического, ни языкового содержания.

 — Каково практическое применение врачами этой статьи закона?

 — Это зависит от врача, действующего в такой ситуации, от пациента, то есть от матери или от родителей. Например, синдром Дауна одни врачи считают тяжелым нарушением развития плода, а другие так не считают. А ведь дефективность бывает разной степени тяжести. До рождения трудно предвидеть, какие дефекты могут появиться у ребенка в будущем. Есть и такие врачи, которые считают синдром Дауна тяжелым нарушением развития в любом случае. Есть и другие, которые так не считают.

Люди с синдромом Дауна живут среди нас и по-своему счастливы. Исследования, проведенные на людях с умственными недостатками, показывают, что таким людям легче достичь счастья. Поэтому, предсказывание того, что они будут чувствовать себя несчастными из-за своей отсталости, является явным злоупотреблением.

Мы знаем примеры людей с тяжелыми физическими недостатками, которые несмотря на это реализуют себя.

Вчера прошло подведение итогов конкурса «Человек без барьеров», организованного Обществом Друзей Интеграции (Towarzystwo Przyjaciół Integracji).

Участники этой встречи познакомились с инвалидами с такими дефектами, врожденными и приобретенными, которые на первый взгляд могут вызвать ужас. Однако, эти люди живут полноценной жизнью, чувствуют себя счастливыми и делятся счастьем с другими.

 — Женщина, у которой вследствие пренатальных обследований выявлена высокая вероятность нарушения развития плода, должна находиться под специальным наблюдением врачей. Однако, бывает, что врачи сразу предлагают, «что-то с этим сделать», подразумевается: ликвидировать беременность. Часто ли такое происходит в польских больницах?

 — Если в Польше ежегодно совершается ок. 600 детоубийств по причине генетического повреждения плода, то я не могу оценивать, часто это или редко. В это же самое время в Польше рождается промерно 150 тысяч детей, то есть вышеназванные аборты составляют незначительный процент, однако это касается нескольких сотен человек и их жизней.

Если же вы спрашиваете, сколько врачей сразу рекомендует прервать беременность, отвечаю: трудно сказать, нет статистики. Без сомнения, есть свидетельства женщин, которые родили детей с отклонениями в развитии, и имели дело с врачами, не поддерживавшими их решения о сохранении беременности.

 — Каково ваше мнение об обсуждаемой статье закона: должна ли она остаться в тексте, и, если да, то в какой формулировке?

 — Мое личное мнение — подчеркиваю это — такое: мы говорим о людях, которые еще не родились, но они уже живут, а каждый человек, который живет, имеет право жить. В медицине, также как и в жизни случаются ситуации, которые невозможно описать юридически. По моему мнению, ситуация, в которой живущего человека позволительно убить только потому, что он имеет те или иные физические особенности или дефекты, такая ситуация, такое решение не имеют обоснования.

 — Нуждается ли закон в уточнении записи этой статьи?

 — Я не представляю, как можно ее уточнить. Необходимо решить: или мы сохраняем жизнь каждого человека, или делим людей на лучших и худших. Мы рассматриваем ребенка как проблему, но ведь это — человек. Каждый из нас на каком-то этапе жизни доставляет проблемы близким. Однако никогда, в иных трудных обстоятельствах не принимается решение о том, чтобы проблему, связанную с данным человеком, решить путем уничтожения этого человека. Это какая- то ужасающая попытка найти «кратчайший путь».

При обсуждении появляются аргументы о детях, у которых настолько тяжелые дефекты развития, что они все равно бы умерли. Если мы говорим о выборе: раньше убить такого ребенка, или позволить ему умереть естественно, тогда это дилемма, напоминающая вопрос об эвтаназии.

 — Вы указываете на сложность дискуссии о допустимости абортов.

 — С одной стороны — на сложность, с другой — на ее необыкновенную простоту. Я не допускаю, чтобы эту статью закона можно было бы оставить по каким-либо причинам. Те, кто предлагают компромисс, ссылаются на численные показатели, но если компромисс на практике сводится к тому, что мы убиваем только данное, а не большее количество человек, то такой компромисс — с нравственной точки зрения — очень сомнителен.

Источник: http://ekai.pl/wydarzenia/polska/x60037/osoby-z-zespolem-downa-zyja-wsrod-nas-i-sa-szczesliwe/

Для создания ссылки на эту статью, скопируйте следующий код в Ваш сайт или блог:

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика